Сегодня — День волонтера! За годы войны у многих из них от нечеловеческого напряжения выгорели сердца и души. Но те, что остались, — уже не уйдут…

С Аней я познакомилась в самом начале войны, в Фонде Дианы Макаровой, пишет на своей странице в Facebook Елена Косенко.

Мы приехали туда с другом, (тот самый Меч Дождя). Друг привёз какую-то немыслимую сумму денег для украинской армии. Такую, на которую можно было купить большой серьезный джип для фронта.

Мы пили чай, потом я играла с Аниным сыном, двухлетним забавным Тимой, а мой друг, хватаясь то за голову, то за сердце, задавал бессмысленные в той ситуации вопросы: «Вы всё это сами?!. За свои деньги?! Аптечки?.. Прицелы?.. Бронежилеты?.. А где государство?!? Где государство?!! ГДЕ ГОСУДАРСТВО!!!»

Государства у нас тогда не было. И армии не было. У нас была только война и мы сами.

Девиз волонтёра — настоящего волонтёра — совпадает с девизом перфекциониста: хочешь, чтобы было сделано хорошо, сделай это сам.

Аня, Диана, Меч Дождя и ещё множество знакомых и незнакомых волонтёров, вы для меня — люди в пределах нормы.

Вот что Аня Косинова написала сегодня о волонтерах:

Недавно было два года, как я подписала контракт на полгода с МО Украины и пошла в армию, конечно же, только взглянуть, только ощутить, что же это за зверь такой и сразу же назад, в родной Фонд, работать.

Но вышло не так, потому что ко всему готов волонтер, но не к стальной бюрократической машине армии. В общем, нечего сопли теперь пускать, случилось, как случилось, я стала старшим солдатом.

Волонтерство, по возможности, сколько хватает сил и времени вне службы, в выходные, праздники и обед. Для меня волонтер — не звание, награда или титул. Для меня это значит, что в обед я мчусь на новую почту, что-то забрать, что-то отправить, записываю для отчета, ищу в сети, закупаю, отправляю, связываюсь, проплачиваю. Это выходные в поезде, чтоб полтора дня побыть со своими, решить вопросы, которые по телефону не решаются, продумать, прикинуть.

Волонтер для меня — это очень далеко от вот этих всех «у вас большое сердце!» (кстати, сердце у меня действительно большое, физически увеличенное), далеко от «вы наши ангелы-хранители».

Я вообще за последнее время всю мимимишность растеряла, никак собрать назад не могу. Для меня волонтер — это рациональность, кому что и где взять качественно, но дешевле, где урезать расходы, как построить логистику, расставить приоритеты.

Для меня это — прикидывать на вскидку, дотащу ящик сама или вызывать такси (опять расходы), отправить сейчас или ждать день, придет еще одна фигня, тогда вместе отправим, это список людей в голове, не столько друзей, сколько тех, к кому с чем можно обращаться (мне стыдно за этот список, я бы хотела только дружить и пить кофе вместе, но чаще выходит взаимопомощь, а кофе почти и не получается).

Для меня волонтерство — это список задач, на бумаге, в планшете, в голове, на чеке из магазина, на руке ручкой, на стекле маршрутки. Это постоянная усталость, замкнутый круг и тяжелый физический труд.

И в тоже время, для меня волонтерство — это вы все, все те, кто рядом или далеко.

Те, кто поможет, поддержит, поймет, примет, встанет рядом. Те, кто встретит на позиции, напоит чаем, накормит тушняком, заберут посылки, пошутят, посмеются, разрешат сфоткать их ноги для отчета.

Те, кто стыдливо прячут руки, испачканные в мазуте, стесняются рабочих штанов, дырявых берцев, своих серых от усталости лиц тоже стесняются.

Или, к сожалению, те, кто очень очень далеко, они остались в памяти, но нам этого так мало.

Для меня волонтер — это очень объемное понятие, даже до смешного: я до сих пор удивляюсь, что в туалет можно попасть, когда хочешь, а не когда свободно, до сих пор ужасаюсь полупустому холодильнику, хотя понимаю, что нам семьей больше и не съесть, а варить суп надо гораздо меньше, хотя мне все время кажется, что я сварила мало и на всех не хватит.

До сих пор не могу привыкнуть, что в выходные, о ужас! можно просто пойти и погулять с ребенком на улицу, не преследуя никаких целей (хотя нет, извините, еще на почту, посылочку надо забрать и не забыть ее записать в отчет).

Это неустроенный быт, потому что на дом не хватает времени.

Сейчас у меня практически размеренная жизнь, решение вопросов на совсем удаленном уровне, ритм служба-переполненный транспорт-дом.

Я даже посуду и полы успеваю мыть. Мне это нужно, чтоб восстановиться, чтоб вынырнуть и оглянутся по сторонам, чтоб понять, почувствовать, для чего все это было.

Для чего мне стыдно перед ребенком за 2014-й год, который я была рядом, но рядом не была. Для чего сожженные нервы, тик и проблемы со сном. Несмотря на постоянный стыд перед теми, кто не отдыхает, у кого нет этого перерыва, как у меня.

Для меня понятие «волонтер» давно потеряло международное значение и стало синонимом добробата, те, кто добровольно оставил свою привычную жизнь ради того, чтоб жили другие.

Извините за пафос, пожалуйста. Просто хотела поздравить всех нас, тех, кто как умел пришел на помощь Украине, пусть даже мы не совсем вписываемся в привычное, международное значение слова «волонтер».

С праздником, терпеливые, внимательные, рациональные, практичные люди, которых у нас принято называть волонтерами.

P.S. я не верю в общее слово «власть», поэтому прошу, конкретные “работники”, которым очень мешает или не нравиться волонтерство — не помогаете, фиг с вами. Но, блин, не мешайте! Не надо нас строить. С недобросовестными волонтерами мы сами прекрасно справляемся, сами их вычисляем и наказываем, бойцы сами их перестают допускать на позиции.

Не мешайте работать.

Share