А если ее не будет? Сценарий, увы, реальный: есть вирусы, против которых до сих пор не удалось разработать вакцину. Что предлагает человечеству «план Б»?

CNN: Разработка вакцины может провалиться, миру придется учиться жить с коронавирусом

В прошлом были случаи, когда ученым так и не удалось разработать эффективную вакцину от возбудителей заболеваний.

В то время, когда целые страны в замороженном состоянии под карантином, а миллиарды людей теряют средства к жизни, публичные лица говорят о приближении прорыва, который покончит с пандемией коронавируса — о вакцине.

Но среди наихудших сценариев есть и тот, согласно которому никакой вакцины никогда не будет.

Поэтому надежды постоянно зарождаются и разбиваются, когда различные предлагаемые решения проваливаются и не доходят до финишной прямой, — пишет УНИАН со ссылкой на CNN.

Но вместо того, чтобы уничтожить COVID-19, человечество может научиться, как с ним жить. Города постепенно выйдут из карантина, некоторые свободы вернутся, но под пристальным контролем. Тестирование и физическое слежение станут частью нашей жизни в краткосрочной перспективе.

Но во многих странах внезапное решение вернуться к самоизоляции может появиться в любой момент.

Методы лечения COVID-19 может и будут разработаны. Но вспышки болезни все равно могут происходить каждый год, заставляя глобальное число погибших дальше увеличиваться.

Политики не часто публично говорят о таком пути. Они предпочитают оптимизм, который дает начало испытаний на людях некоторых потенциальных вакцин. Но ученые серьезно относятся к такому альтернативному сценарию. Потому что подобное уже случалось в прошлом. Несколько раз.

«Существует несколько вирусов, против которых у нас до сих пор нет вакцин», — сказал профессор глобального здоровья Имперского колледжа Лондона Дэвид Набарро, который также занимает должность специального посла в ВОЗ по вопросам COVID-19.

«Мы не можем абсолютно точно сказать, что вакцина будет. Или если она и появится, то пройдет все тесты эффективности и безопасности.

Очень важно, чтобы все общества во всем мире заняли такую позицию, которая бы позволила им защищаться от коронавируса как от постоянной угрозы. И чтобы общественная жизнь и экономическая активность продолжались на фоне вируса», — сказал Набарро.

Большинство экспертов остаются уверенными, что вакцина от COVID-19 в конечном счете будет разработана. Частично они так считают потому, что, в отличие от других возбудителей болезней, таких как ВИЧ и малярия, коронавирус не мутирует так быстро.

Многие эксперты включительно с директором Национального института аллергии и инфекционных заболеваний доктор Энтони Фаучи убеждены, что вакцина появится в следующие 18 месяцев.

Другие деятели, такие как главный врач Англии Крис Витти, считают, что это слишком оптимистичные сроки.

Но даже если работа над вакциной будет завершена, добиться от нее пользы в такие короткие сроки будет непросто.

«Мы никогда не разрабатывали вакцину за год или 18 месяцев. Это не значит, что это невозможно. Но успех будет героическим достижением. Нам нужен план «А» и план «Б»», — сказал декан Национальной школы тропической медицины в Бейлорском медицинском колледже в Хьюстоне Питер Хотез.

В 1984 году министр здравоохранения и социальных служб США Маргарет Хаклер объявила на пресс-конференции в Вашингтоне, что ученые успешно идентифицировали вирус, который позже назвали ВИЧ. При этом она дала прогноз, что профилактическая вакцина будет готова для тестов за два года.

С того времени прошло почти четыре десятилетия. 32 миллиона человек умерли от СПИД. А мир до сих пор ждет вакцину от ВИЧ.

На протяжении многих лет положительный диагноз был равноценен смертному приговору. Более того, он обрекал больных провести свои последние месяцы жизни без поддержки общества в то время, как врачи спорили в медицинских журналах, стоит ли пациентов с ВИЧ вообще спасать.

Поиски вакцины не закончились в 1980-х. В 1997 году президент США Билл Клинтон поставил своей стране задачу создать вакцину за 10 лет.

То есть 14 лет назад ученые говорили, что для получения вакцины нужно работать еще десятилетие.

Трудности с ВИЧ были связаны с самой его природой.

«Грипп способен меняться за год, чтобы естественное заражение или иммунизация в будущем переставали защищать. ВИЧ делает это за одно заражение», — объяснил инфекционист и педиатр Пол Оффит.

«Он продолжает мутировать внутри тела. Это будто быть зараженным тысячами разновидностей ВИЧ», — добавил он.

Существуют и другие болезни, которые бросают вызов ученым и человеческому телу.

Эффективная вакцина от лихорадки денге, от которой страдают около 400 тысяч людей ежегодно, согласно данным ВОЗ, была мечтой врачей десятилетиями.

В 2017 году масштабные усилия изобрести ее были остановлены после того, как выяснилось, что потенциальная вакцина ухудшает симптомы болезни.

Также ученые не смогли разработать вакцины от распространенных риновирусов и аденовирусов, которые, так же как и коронавирусы вызывают симптомы простуды.

В мире существует только одна вакцина от двух штаммов аденовирусов, но ее нельзя купить.

«Сначала появляются большие надежды, которые потом разбиваются вдребезги», — сказал CNN Набарро.

Если такая же судьба ждет и вакцину от COVID-19, вирус может остаться с нами на всегда. Но медицинская реакция на ВИЧ/СПИД дает пример сценария, который позволяет жить с непреодолимой болезнью.

«В случае с ВИЧ мы смогли сделать его хронической болезнью с помощью противовирусных средств. Мы сделали то, что всегда хотели сделать с раком. Теперь ВИЧ не смертный приговор, как в 1980-х», — сказал Оффит.

Ряд лечебных средств испытываются и против COVID-19 в рамках поисков учеными «плана Б» на случай, если вакцины не будет. Но все эти испытания на очень ранних этапах.

Ученые с надеждой рассматривают препарат против эболы под названием remdesivir. Экспериментальная терапия с помощью плазмы крови тоже изучается как потенциальное решение.

А разрекламированный президентом США Дональдом Трампом гидроксихлорохин оказался совершенно бесполезным в лечении очень больных пациентов.

Share