Бабушки Горловки массово сдавали украинских патриотов боевикам: Он чудом уцелел, его, «мастера кунг-фу», обвинили в подготовке бойцов «Правого сектора»

В родной Горловке Игорь Роман – личность довольна-таки известная. Ни одно масштабное мероприятие в городе не проходило без его участия: мужчина был директором культурно-спортивного комплекса «Nова січ», написали Донецкие новости.

«День шахтера, День молодежи, День т.н. победы, различные опен-эйры – озвучивали, принимали участие в организации и проведении, выступали в качестве артистов и т.д.», – объяснил он.

Знали Игоря и спортсмены. Он возглавлял организацию «Спорт, культура и здоровье», которая была создана городским спорткомитетом в 1989 году.

«Для помощи этой организации организовал ООО под названием «Нова Січ». Тут занимались горожане от 5 лет и до… Только вдумайтесь, накануне войны у нас было более 150 чемпионов Украины, Европы и Мира различных видов контактных единоборств – кикбоксинга, контакт-каратэ, ушу-саньда, бокса, а серебряных и бронзовых призеров – на порядок больше!

В клубе тренировались три девушки – официальные члены олимпийской сборной Украины по женскому боксу, готовящейся к Олимпиаде в Бразилии.

Кроме специализированного зала единоборств был тренажерный зал, фитнес-зал.

В 2013 году оборудовали зал с пилонами, где занятия проводила чемпионка Украины по пол-дэнсу. Также мы отремонтировали бассейн 4х6 м с подогревом, где проходили занятия аквааэробикой», – перечислил 60-летний собеседник.

Но не спортом единым. В клубе дети в игровой форме и взрослые по интенсивным методикам изучали иностранные языки. Для детей также были секции гимнастики, хореографии, ушу, подготовки к школе и т.д.

Приходили семьями: папа – в тренажерный зал или на боевые искусства, мама – на фитнес или аквааэробику, а ребенок – в свои кружки.

Тут же находилась профессиональная студия звукозаписи, в которой, кстати, был записан гимн Горловки в исполнении заслуженного артиста Украины, в прошлом горловчанина Виктора Титкина в сопровождении симфонического оркестра.

Меломаны по вечерам собирались в музыкальном клубе, где периодически проходили концерты, рок-сэйшены, различные фестивали.

Бывало такое, что в клубе одновременно отдыхали по 250-300 человек.

В 2013 году Горловка еще жила своей жизнью. А вот зимой-весной 2014-го от былого спокойствия не осталось и следа: захват административных зданий, вторжение российских ГРУшников, активизация криминальных личностей и убийство депутата горловского горсовета Владимира Рыбака.

«Полный беспредел, но я не думал, что дальше будет только хуже, поэтому продолжал работать. Последнее мероприятие, которое мы провели в Горловке, было приурочено к Международному женскому дню. Как обычно – все проходило на стационарной городской сцене между отелем «Родина» и КСКЦ «Стирол», приблизительно в километре от исполкома.

Правда, я в это время находился в Киеве, где записывал ностальгическую песню «Про Битлз», которых очень люблю. На этом празднике в Горловке впервые проявили себя титушки: они чуть не побили детей, одетых в украинские костюмы, пытались повредить аппаратуру.

Когда я вернулся, город не узнал – его заполонили «типочки» с рюкзаками возрастом от 25 до 50 лет, с характерным «геканьем» и «чеканьем» и вопросами, где можно водочки с пивасиком купить.

За кассами аэрофлота, недалеко от исполкома, все они время от времени собирались, чтобы получить по спискам деньги. Тогда стало понятно, что без вмешательства государства и правоохранительных органов не обойтись. Но, к сожалению, с их стороны было полное бездействие», – констатирует Игорь Роман.

9 мая 2014 года Игорь запомнит на всю жизнь. В этот день он был арестован российскими ГРУшниками. «Я и моя команда по просьбе тогдашнего мэра Евгения Клепа озвучивали концерт, посвященный Дню победы возле исполкома. По окончанию пошел в холл, чтобы выключить из розетки удлинитель для аппаратуры, а там вдруг появились «зеленые человечки» с полной боевой выкладкой.

Восьмеро издалека держали на прицеле автоматов, а четверо подошли ко мне вплотную с пистолетами и криками: «Руки за спину! Руки за спину! «. Такая «серьезность» моего ареста была вызвана тем, что по информации, которую им донесли «бдительные» горловчане, влюбленные в «русский мир», – я мастер кунг-фу, тренирующий диверсантов «Правого сектора».

Мне сразу вспомнилась мученическая смерть Владимира Рыбака и просто сдаваться не хотелось, а они, почувствовав мое настроение, сменили тональность: «С тобой хочет поговорить наш атаман и поэтому нам надо тебя ненадолго арестовать».

К счастью (потому, что до сих пор не верится, что я отделался на столько «малой» кровью) подумалось: я ведь не совершал подвига, как Владимир, который снял с исполкома «триколор» и, поэтому, может быть – все обойдется. Тем более что со мной были 2 звукача, и мое активное сопротивление навлекло бы на них серьезные пытки при том, что они были абсолютно аполитичными людьми.

Я завел за спину руки и на них надели самозатягивающиеся наручники, а на голову – пакет, испачканный чьей-то кровью. Потом отвели в кабинет на первом этаже исполкома.

На протяжении ночи раз 5-6 выводили через коридор в другую комнату и били полицейскими резиновыми дубинками. Была команда – бить только сзади.

Наверное, решили сохранить мое лицо в целости для интервью российскому ТВ, в котором я покаюсь и расскажу о планируемых «терактах и преступлениях», которые я и моя «команда» хотели совершить в Горловке по указанию киевских фашистов.

Спрашивали, где находятся мои снайперы, корректировщики, диверсанты, схроны оружия и правосеки», – вспоминает он майские события пятилетней давности.

Причиной ареста, по словам ГРУшников, стали 18 (!) докладных – от бабушек, которые живут рядом с клубом «Нова Січ», сотрудников, таксистов, мимолетных знакомых и прочих «патриотично-настроенных» граждан.

«Держали на первом этаже в кабинете начальницы по работе с несовершеннолетними детьми. Там было две комнаты – одна проходная, в которой меня оставляли «отдыхать» на полу в промежутках между допросами, а во второй избивали студенток и женщин за распространение проукраинских листовок – наверное, чтобы оказать и на меня дополнительное психологическое воздействие.

Меня же на допросы все с тем же кульком на голове и в наручниках, от которых руки распухли до плеч, выводили через коридор в другую комнату. Пасынка били в подвале исполкома, и там он видел очень много оружия и боеприпасов, а в свободных углах, как он выразился: «Кучи крови и море соплей…»», – поделился горловчанин.

Глубокой ночью через бетонное перекрытие пола ему было слышно, как неоднократно включали какой-то электроинструмент и потом раздавались страшные крики неизвестного мужчины. «Относительно меня это были не изощренные садистские пытки, а просто очень жесткие избиения. С тех пор я плохо сплю, часто мучает бессонница, преследуют сильные головные боли», – говорит Игорь.

Почему отпустили? У Игоря при себе было 6 тысяч гривен, которые конфисковали «на революцию». «Накануне задержания, в КСКЦ «Стирол» мы озвучивали детский балетный спектакль труппы Вадима Писарева. Это были деньги за аренду аппаратуры. К тому же, как сказали на последнем допросе, очень многие просили отпустить меня.

Среди тех, кто встал на сторону «русского мира» и в милиции были в прошлом воспитанники нашего клуба. Мэр города, немного позже его арестуют прямо во время совещания, тоже просил меня отпустить. Возможно, и Безлер (Игорь Безлер, «Бес» – офицер ГРУ, лидер горловского «ополчения», – прим. ред.) не возражал – так как он «афганец», а мы в прошлые годы проводили для них много благотворительных концертов», – продолжает Роман.

Когда его отпускали, подполковник российского ГРУ с позывным «Лапа» минут сорок «прочищал» мозги, говоря: «Мы хотим победить олигархов, чтобы Украина была вместе с Россией и Китаем, чтобы молодежь не употребляла наркотики и алкоголь, чтобы «Нова Січ» помогала растить новое поколение молодой республики».

«Этот подполковник отпустил меня с тем условием, что я за неделю насобираю у родственников пару тысяч долларов, а мой пасынок, которого тогда после меня арестовали с аппаратурой и тоже били, но через несколько часов отпустили, – будет по ночам показывать им точки, где молодежь покупает наркотики», – вспоминает горловчанин.

Но Игорю с ГРУшниками встречаться больше не хотелось. «10 мая после обеда меня отпустили. Я, жена и пасынок сразу после освобождения спрятались у горловских родственников. Тогда еще ходили поезда в Киев.

По нашей просьбе родственник купил нам билеты на один и тот же поезд – Горловка-Харьков и Харьков-Киев, чтобы в случае ареста, мы могли рассказать придуманную легенду, что везем в Харьков на продажу микрофоны и еще кое-какую небольшую, но дорогую аппаратуру, чтобы отдать им 2 тысячи долларов и показали бы билеты только до Харькова. Тогда было жарко – ехали налегке в шортах, футболках и шлепанцах, без сумок, чтобы не привлекать к себе внимание.

Нас знал весь город, и мы очень боялись, что нас узнают, и сдадут прямо на железнодорожном вокзале. Поэтому только перед самым отправлением поезда из машины родственника перебежали в купе», – рассказал горловчанин.

В Киеве Игорь с семьей некоторое время жил в квартире своего друга. А в это время как раз в столице был очередной съезд звукорежиссеров, который традиционно длится три дня в Пуще-Водице. «Спілка звукорежисерів України» узнав о ситуации горловчан, не взяла с них деньги за семинар, проживание и питание. «Там же коллега звукорежиссер предложил пожить в квартире своего тестя. Так мы тут до сих пор и находимся», – продолжил бывший пленник.

Забыть все ужасы пережитого Игорь решил при помощи музыкотерапии: реанимировал свой коллектив Fata Morgana UA, взбодрив состав новыми музыкантами, занимается написанием новых песен.

Музыканты много раз выступали на фронте для украинских бойцов. «Сейчас больше выступаем на различных рок-фестивалях. Играем музыку в разных стилях – блюз-рок, поп-рок с элементами джаза, рэгги. Я бы сказал, что это – мелодический рок», – поясняет Игорь.

Вспоминая мирную Горловку, Игорь немного ностальгирует по тем временам. Но вернуться, хотя бы на пару дней, у него нет ни желания, ни возможности:

«Где-то год назад родителям жены на блокпосту «ДНР» один из тамошних вояк сказал: Передайте Наталии, чтобы она сюда даже и не думала приезжать, потому что ее по базе сразу пробьют и задержат на первом же пункте. И это при том, что она ни в каких проукраинских организациях или партиях не состояла – просто потому, что она моя жена.

Если Наташа в списках нежелательных людей в «республике», то не трудно представить, что может ожидать там меня…», – констатирует мужчина.

Share