Боевики обстрелами выдавливают ВСУ из Счастья и Марьинки, а Президент «увидел», что стрелять стали меньше

Война и пандемия. Как ВСУ выдавливают обстрелами из Счастья и Марьинки.

Очередная неделя на фронте несмотря на приближение пика пандемии коронавируса, как в Украине, так и на оккупированных территориях, прошла очень напряжено

Количество обстрелов со стороны оккупационного корпуса постоянно возрастало — в некоторые дни это были рекордные 21, в другие 10-15.

И это только по официальным сводкам пресс-центра штаба проведения ООС, а если судить по информации от местных жителей прифронтовых территорий в социальных сетях, то количество обстрелов в разы больше.

Причем противник активно использует как артиллерию калибра 122 мм, так и 152 мм, пишет в Деловой столице военный эксперт Михаил ЖИРОХОВ

К сожалению, без потерь на прошедшей неделе снова не обошлось. Так, в четверг 9 апреля в результате обстрелов в районе с. Крымское (Новоайдарский район, Луганская область) погиб солдат 93-й мехбригады «Холодный Яр» Алексей Куприков, а в воскресенье 12-го числа — там же еще один боец бригады Леонид Скакуненко.

Счет раненных идет на десятки — так, только за субботу было заявлено о троих бойцах, получивших боевые ранения.

Потери противника подсчитать сложно, однако они тоже есть однозначно — в последние пару недель армейцы довольно активно отвечают на провокации.

Кроме того, необходимо отметить, что, увы, не обошлось и без жертв среди мирного населения. Так, 9 апреля самоназначенный «мэр» Горловки Иван Приходько сообщил о том, что во время обстрела пригорода — поселка Широкая Балка — погибла 25-ти летняя местная жительница, а 60-ти летний мужчина был ранен.

Традиционно в этом были обвинены украинские военные.

Однако учитывая обстоятельства злополучного обстрела — зачем-то оккупационным властям понадобилось выдумывать «боевой беспилотник, который сбросил бомбу» и то, что недавний обстрел Горловского трамвайно-троллейбусного управления оказался просто бизнес-разборками между перевозчиками, то не все так однозначно.

И исключать того, что эта провокация была устроена намеренно, чтобы переключить внимание местной общественности от серьезной опасности в виде пандемии коронавируса на «очередные злодеяния киевской хунты», ну уж никак нельзя.

Такой прием за 6 лет войны мы видели в исполнении Пушилиных-Захарченко уже не раз и не два.

На фоне такого откровенного обострения на фронте несколько странным выглядел блиц-визит президента Зеленского в зону проведения ООС.

Президент вместе с высшим генеральским составом армии и флота посетил сначала «зону разведения №3» в районе Викторовка-Петровское, а затем и Бердянск, где ознакомился с планами строительства базы ВМСУ на Азовском море.

По всей видимости, этот визит является частью пропагандистской компании, в ходе которой украинскому обществу попытаются навязать очередное разведение (а по сути одностороннее отведение наших войск) на линии фронта.

Тут стоит процитировать самого президента: «Рад, что разведение сил помогло уменьшить обстрелы. Мы видим результат. Мы работаем над тем, чтобы согласовать новые участки, и чтобы на земле Донбасса воцарился мир».

При этом даже в этом утверждении кроется как минимум двойное дно — во-первых, никакого уменьшения обстрелов именно на этом участке отведения не произошло.

И об этом свидетельствуют даже данные миссии ОБСЕ, которая старается крайне толерантно относиться к боевикам — тут причины общеизвестны.

Так, вот даже европейцы на этой неделе буквально перед приездом гаранта Конституции официально заявили о том, что во время мониторинга ситуации на участке разведения сил в районе подконтрольного боевикам Петровского Донецкой области их беспилотник был обстрелян со стороны боевиков и упал.

В тот же день другой их дрон оказался под огнем из стрелкового оружия, пролетая вблизи Гранитного на Донетчине.

Наблюдатели вернули БПЛА и покинули этот район.

Какими секретными данными оперировал Зеленский, говоря об уменьшении количества обстрелов совершенно неясно. Но ясно, что поставленные им командовать вооруженными силами генерал Хомчак и Таран могут нарисовать какие угодно.

Второй момент, который объективно может свидетельствовать об уменьшении градуса противостояния — это количество раненных и погибших военных.

И тут все очень плохо — так, если за весь 2019 год наша группировка на Донбассе потеряла 111 человек погибшими, то на 12 апреля нынешнего года погибших героев уже 45.

То есть получается, что «война Порошенко» стоила стране меньше жизней военных, чем такой себе условный «мир Зеленского»…

То, что Россия настаивает на продолжении разведения войск и то, что это Путину пообещал Зеленский на встрече в Париже — уже очевидно.

Как и то, что Ермак вместе с генералами сделает все, чтобы уходить российскому президенту — тоже весьма прозрачно.

Таким образом вполне может оказаться, что к началу мая наши военные получат приказ отступить еще с трех участков.

Причем в этом случае, судя по всему, это будет гораздо серьезней, чем в предыдущий раз и может привести к непредсказуемым результатам.

Ведь по некоторым данным уже согласованы участки: в районе Гнутово (что ставит под удар всю систему обороны Мариуполя), Счастье (тут с очевидным выходом противника на контроль над единственной в регионе ТЭЦ) и Марьинке (тут вообще нет слов, учитывая то, что это ключевая точка нашей обороны по направлению к Днепропетровской области).

В целом же можно говорить о том, что ситуация как на фронте, так и в тылу, крайне непонятная.

Армию демонстративно разваливают, принимая раз за разом все более неадекватные приказы и отказываясь как от реформ времен Порошенко-Муженко, так и в целом от курса на стандарты НАТО.

Чего стоит, например, возможность переводить офицеров на более низкие должности без их согласия или продление граничного срока службы для офицеров высшего звена (читай — генералов) до 70 лет.

Не все гладко и в военном-промышленном комплексе. На фоне успехов в испытании противокорабельной ракеты «Нептун» есть сведения, что фактически остановлено производство топлива для него.

Новый министр и главнокомандующий молчат о приоритетах в перевооружении в армии. На фоне чего уже начался процесс полной деградации советской высокотехнологичной техники.

Так, на днях аварийную посадку совершил легкий фронтовой истребитель МиГ-29. И хотя пока не проведено расследование и говорить о причинах аварии рано, но с большой долей вероятности это банальный отказ техники.

Причем машина достаточно свежая по меркам украинской авиации (1990 года производства), прошла ремонт и считалась боеготовой.

Боюсь, что таких случаев именно в авиации с каждым днем будет все больше и больше — старение металла никто не отменял, а все программы модернизации по-украински больше похожи просто на замену наиболее проблемных узлов без серьезного результата в целом.

Share