Боль и подсолнухи: «У меня все нормально, правда, так твоего борща хочется». Потом я узнала, что когда он говорил это, ребята уже были пятеро суток без еды

Недавно Pavel Netesov, один из тех, кто участвовал в миссии «Евакуации-200» в 14-15 годах и сейчас занимается активистской деятельностью, предложил:

— Давай сфотографируем жен и мам так, чтоб там не было боли. Красивая женщина и подсолнухи – символические цветы. Так мы напомним про 29 число, день, который мы надеемся, станет общенациональным Днем памяти не только по Иловайску, а и по всем погибшим в российско-украинской войне.

Об этом написала Вика Ясинская на своей странице в Facebook.

Это Елена Ещенко, жена погибшего под Иловайском полковника МВД Виктора Ещенко. Елена, как и многие другие жены и мамы считает, что 29 число — можно сделать национальным Днем памяти по всем погибшим в этой войне.

«Мой муж погиб под Иловайском. Но у нас до сих пор идет война и погибают ребята, а это все наша история – и она не должна затираться, поэтому для меня очень важно, чтоб был такой день — когда независимо от того, когда погиб боец, его будет вспоминать вся страна».

Цитата из статьи – воспоминании Елены о муже и ее маленькой дочери Вики об отце.

«В батальон Виктор записался вместе с другом Сергеем, а на фронт они уехали в июле. Сначала поехали в Славянск, потом была Попасная — это мне потом уже его сослуживцы рассказывали.

А Витя все время твердил только одно, что все хорошо — у нас же третья линия обороны. Звонил мне почти каждый день, а вот где-то за неделю перед Иловайским котлом, позвонил и очень быстро сообщил, что у него все нормально, а потом попросил меня, чтоб я в интернете посмотрела, что там по Иловайску пишут.

Вот тогда я поняла, что что-то тут не то. Сообщать такого рода новости он просил несколько дней подряд — было ясно, что они тоже где-то там.

Тогда часть их батальона вернулись обратно, а оставшихся направили в Иловайск.

Накануне случившегося мы с Викой как раз в больницу попали. Он звонил – переживал.

28 августа мы поговорили с Витей, как оказалось, последний раз. Сказал, мне, что Алена, не переживай, у меня все нормально, правда, так твоего борща хочется.

Потом со слов вернувшихся ребят я узнала, что когда он звонил, они уже были пятеро суток без еды. А 29 августа он погиб.

Накануне я проснулась ночью – и внутри так все сжалось, просто до рвоты и тошноты. Это было какое-то предчувствие что ли, я просто задыхалась.

Уже когда мы его искали, я думала о том, что у Вити всегда все до мелочей было продумано, взвешено – верила, что он где-то в подсолнухах или посадках прячется. Он не мог не выйти!…»

Share

One Comment

  1. Rosia Quinlisk

    I just want to mention I am very new to weblog and certainly savored you’re blog. Most likely I’m want to bookmark your site . You absolutely have great writings. Thank you for sharing with us your web page.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.