«Будет так, как мы сказали, или будет так, как сказали мы»: После заявлений путинских переговорщиков в Минске в Луганскую область в открытую зашла колонна российских танков

Боевики пригнали в поселок в Луганской области одиннадцать танков Т-64, а также 152 миллиметровую самоходную гаубицу 2С5 «Гиацинт С» и наращивают минные поля возле участка разведения сил и средств «Петровское».

Об этом сообщает пресс-служба ООС со ссылкой на украинскую сторону СЦКК

«В ежедневном отчете СММ ОБСЕ от 10 июля 2020 года во время наблюдательного полета БПЛА представителей Миссии зафиксировал на территории объекта вблизи неподконтрольного правительству Украины поселка Лутугино Луганской области, одиннадцать танков Т-64, а также 152 миллиметровую самоходную гаубицу 2С5 «Гиацинт С».

Также сообщается, что оккупанты продолжают наращивать минные поля в прямой близости к участку разведения сил и средств «Петровское».

Чтобы скрыть вооружения и военную технику боевики обстреливают беспилотники СММ ОБСЕ, которые осуществляют наблюдательные полеты.

Украинская сторона СЦКК обеспокоена тем, что боевики не придерживаются Минских договоренностей и игнорируют взятые на себя обязательства в рамках ТКГ.

А накануне два человека, один в Украине, второй – в России, говорили об одном и том же, но на разных языках.

Первый — украинский вице-премьер Алексей Резников, второй – замглавы Администрации президента России – Дмитрий Козак (куратор т.н. украинского вопроса).

Первый написал статью для американского аналитического центра Atlantic Council о необходимости пересмотра Минских договорённостей, второй же в интервью российскому агентству ТАСС указывал, что Москва готова к любому сценарию: к выходу Киева из переговорного процесса, замораживанию ситуации на захваченном Донбассе, вообще к всевозможным планам: от «Б» до «Я».

Ведь, как было обозначено, у Кремля в этом вопросе (в отличие от Украины) «красных линий» нет совершенно, пишет Александр Демченко на ресурсе LB.ua.

Москва ставит целью заполучить не Донбасс, а всю Украину.

Об этом и говорит Козак, когда указывает, что России второе Приднестровье особо не нужно, что ОРДЛО пока инкорпорировать в тело РФ никто не будет.

Хотя, сообразно последним принятым правкам в обновленную Конституцию, Кремль может нечто подобное себе позволить.

Киев же борется за Донбасс, рисует различные планы, однако не видит главного – выхода из ситуации, при которой вся страна рискует превратиться в Донбасс. Мирно или не очень.

Какой сигнал передаёт Козак в своём интервью?

Он намекает: или возвращение Донбасса на условиях Кремля и украинский парламент с пророссийским большинством, или силовой вариант. А каким уже будет этот вариант, зависит, мол, от властей в Киеве.

На самом деле после прочтения интервью Дмитрия Козака становится понятным одно: это не у Путина год на установление мира на Донбассе, а у Зеленского – пару месяцев до момента, пока Москва не начнёт проводить агрессивную кампанию против Украины.

Ещё раз: конечная цель РФ – это вся Украина, переданная, желательно, в руки откровенных коллаборантов.

Если же так не произойдёт, то Москва попробует реализовать другой сценарий. Гуманитарного кризиса, военной агрессии на Юге страны, обострения боевых действий на Донбассе, дестабилизации посредством протестов в центре Киева.

А, быть может, сделают всё и сразу уже этой осенью.

Эта дискуссия, которая возникла то ли спонтанно, то ли как реакция на статью Резникова, засвидетельствовала один довольно-таки примечательный момент: наши зарубежные партнёры не готовы более следовать украинской повестке дня.

Нет, конечно же, можно говорить, что вояжи в Берлин и в Париж были успешны. Однако проблема не сдвинулась, и не сдвинется. В любых новых инициативах украинских властей Москва не заинтересована.

Ей важно нечто иное: чтобы её желания и её прихоти были удовлетворены. Их мы уже описали, посему повторяться не будем.

Алексей Резников абсолютно точно указывает: Украине необходимо искать новые форматы и новые союзы, а Западу определиться, где должна проходить черта отмежевания от России. А она, как вы понимаете, может проходить и у границы Польши, стран Балтии.

Поможет ли при таком сценарии позиционная текстовая борьба за «Минск»? Думаю, нет. Там действительно, помимо текста, уже ничего не осталось.

Сейчас многие могут сказать: ничего не изменится, всё будет так, как есть – на Донбассе продолжится война, конфликт будет тлеть.

Однако изменение – причём разительное – всё же произошло. Украина впервые за эти шесть лет стала явно перед выбором: или возвращение Донбасса при потере суверенитета, или отказ от Минска и сохранение государства.

И вот эту дилемму необходимо решать не через год, а сегодня.

… А российские танки уже под Луганском…

Share