«Дай сигарету, я вас защищал»: за что в Донецке могут кинуть «на подвал»

Уже четвертую весну жители оккупированных городов и сел Донбасса подводят неутешительные итоги своей жизни в так называемых «ДНР» и «ЛНР».

Вопреки заверениям главарей боевиков о грядущем процветании «без Украины», жители получили целый набор запретов и ограничений, а также нищету и бесправие, пишет Сегодня.

Боевики постоянно подстегивают жителей оккупированных территорий получать так называемые «паспорта ДНР». При этом сами признаются, что эти «ксивы» действуют не везде и даже в России далеко не во всех учреждениях их рады видеть.

«С «паспортом ДНР» не продают билеты на поезда и самолеты, отказывают в выдаче денежного перевода. Иногда даже пограничники на КПП «Успенка» или «Мариновка», видимо от скуки, начинают шоу «ДНР? Такой страны не знаем!» и требуют украинские паспорта, – говорит житель Донецка Юрий Антонюк.

– В любом случае, у всех в целости и сохранности украинские документы, а те кто их сжег или порвал в «патриотическом угаре» 2014-2015 годов, уже давно их восстановили за немалые деньги».

Оформление украинских документов за деньги – один из наиболее прибыльных видов бизнеса в оккупации. К примеру, чтобы оформить «биометрику», нужно выложить от 1500 до 2500 гривен и съездить на подконтрольные территории, сдать отпечатки пальцев.

Паспорт Украины делается за 5000 грн и дороже. Россия выдавать свои паспорта жителям оккупированного Донбасса не спешит.

«Наши дети получают фейковые аттестаты, дипломы, паспорта, которые нигде и никем не признаются. Они остались без легальных доказательств своего гражданства, своего образования и профессии», – резюмирует Антонюк.

В населенных пунктах, где количество вооруженных боевиков растет с каждым днем, трудно говорить о законе. У кого автомат – тот и закон.

«Суды, следствия – все это происходит где-то в другой реальности. Адвокатов нет, точнее, они есть, но так, для виду. Заключенные просят перевести их на зоны в Украине. В камерах и СИЗО полно «политических», хотя на самом деле – это несговорчивые владельцы бизнеса, которые не согласны на его «отжим».

Еще – по «УК ДНР» срок, например, за распространение и употребление наркотиков серьезный, гораздо жестче чем в Украине, – рассказал житель Макеевки Олег. – А про статьи «шпионаж» с 25-30-летними сроками заключения и говорить не хочется. Под нее может попасть любой, кто не согласен с «правящей линией партии».

«Подвалы МГБ» – страшная реальность оккупированных городов. Пытки и убийства подозреваемых, похищения людей, полная неизвестность о судьбе осужденных далеко не первых перечень «завоеваний» так называемой «республики».

Дончане не устают повторять, что их цветущий город превратили в подконтрольное боевикам гетто.

«Посмотрите на мясокомбинат. Его обнесли колючей проволокой, теперь это база боевиков. Проход туда запрещен.

Возле управления железной дороги на Артема, где теперь «резиденция «главы республики» Захарченко», вооруженные люди.

На институте металлов, где сидит «МГБ» – баррикады, перегорожена улица и опять военные. Туда не ходи, сюда не ходи, после 23.00 на улицу не выходи, солдатам не смей перечить, всегда носи с собой паспорт, требуют телефон посмотреть – отдай молча и если там фото или контакты покажутся подозрительными – пиши пропало.

О, и не дай бог случайно в одежде или еще где-то сочетание желтого и голубого цветов. Замордуют расспросами в лучшем случае. Мне пришлось, чтобы не приставали, велосипед перекрашивать, потому что он был «неправильной расцветки» и пару раз ко мне подходили боевики, говорили, мол, чего это я езжу на «укровском» велике. Угрожали меня сдать «на подвал», – говорит дончанин Анатолий Зверев. – А на бывшем кинотеатре «Донецк» был нарисован флаг «дыры», так часть краски за год выгорела, и не поверите – он стал желто-голубым! Уж как его закрашивали-перекрашивали, да без толку…».

 

Детям, родившимся в 2014 году, уже почти четыре года. Большая часть из них была вскормлена не только материнским молоком, но и смесями и кашами из гуманитарной помощи. Так же и старики – по их словам, продержались прошедшие страшные годы благодаря помощи благотворителей.

Однако вот уже год, как в Донецке запретили работать последней благотворительной организации – Гуманитарному штабу Рината Ахметова.

Редкая гуманитарка, которая перепадает жителям оккупации, имеет российское происхождение и выдается далеко не всем нуждающимся.

По наблюдениям горожан, количество нищих на улицах оккупированных городов просто зашкаливает. И это не только старики, но и вполне молодые люди. Среди них выделяются боевики в камуфляже, которые предпочитают просить «десяточку» или «сигаретку».

«Еще пару лет назад эти побирушки рассказывали, что служили в батальоне «Гиви» или «Моторолы», а после ранения уже служить не могут и собирают денежку, чтобы уехать домой. Что им только не отвечали… Самое приличное – «Иди в свою Сызрань пешком!»

Сейчас историй уже не рассказывают, но могут промямлить типа «я вас защищал».

Совершенно исчезло чувство жалости, терпимости к таким! Только ненависть и пожелание скорей покинуть эту землю. Знаю, что так нельзя – а с нами так можно было?» – задается риторическим вопросом житель Донецка Александр Шелоков.

Share

One Comment

  1. Trent Tomshack

    I just want to tell you that I’m all new to blogs and really enjoyed your blog site. Almost certainly I’m going to bookmark your blog post . You absolutely have remarkable stories. Appreciate it for sharing your website.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.