Дело Шеремета: «главное» доказательство следствия превратилась в большой «пшик». Но музыканта Антоненко все равно не отпустили

Спикер ССО заявил, что на «мине Антоненко» могут быть его отпечатки.

Деактивированную мину использовали для съемки «красивой фотографии сержанта», которая была опубликована в соцсетях.

Мина, которую, по утверждению следствия, нашли у музыканта и бойца ССО Андрея Антоненко, подозреваемого в убийстве журналиста Павла Шеремета, была деактивирована и ее использовали для съемки.

Об этом спикер Сил специальных операций подполковник Алексей Никифоров заявил во время заседания Киевского апелляционного суда, пишут Буквы.

По словам Никифорова, вместе с Антоненко он использовал деактивированную мину для съемки «красивой фотографии сержанта», которая была опубликована в соцсетях.

Он предположил, что если это именно та мина, которая была изъята следствием, то на ней, скорее всего, присутствуют его отпечатки пальцев.

«Про мину, которую фотографировали, выкладывали фотографии в соцсети, потому что это красивая фотография сержанта – она деактивирована. Следы, которые там, скорее всего там мои отпечатки пальцев. Я готов дать следствию свои руки, проверьте пожалуйста», – заявил Никифоров.

Он отметил, что Антоненко – лучший военнослужащий, который был у него за 27 лет.

Позже на своей странице в Facebook Никифоров опроверг информацию некоторых изданий относительно личной деактивации им взрывного устройства, которое нашли во время следственных действий у Антоненко.

«Я ее не деактивировал. Во время выступления было заявлено, что видел у Андрея корпус взрывного устройства МОН-50, он был уже деактивирован, в нем отсутствует взрывчатое вещество, поэтому мы использовали его во время фотосъемки, фото потом выкладывали в социальных сетях.

Также я сообщил, что на этом устройстве могут быть мои отпечатки пальцев, потому что я касался его во время разложения имущества для фотосессии, поэтому в интересах следствия готов предоставить свои руки для выполнения соответствующих следственных действий.

Информация относительно моего воинского звания тоже не соответствует действительности: мое воинское звание – подполковник”, – написал он.

Ранее в Нацполиции сообщили, что при подрыве авто Шеремета использовали то же вещество, что было в мине, изъятой у Антоненко. Согласно результатам экспертизы, на корпусе и внутри предмета эксперты также «нашли смешанные биологические следы».

В результатах экспертизы, копии которых которые опубликовала УП, говорится, что мина, которую хранил у себя дома музыкант Андрея Антоненко, в данном на исследование виде к категории боеприпасов и взрывных устройств не относится.

«Можно сделать вывод о том, что… представленный на исследование предмет… является выхлощенной (без взрывчатых веществ и дополнительных взрывателей) промышленно изготовленной противопехотной осколочной миной направленного действия МОН-50, которая в данном на исследование виде к категории боеприпасов и взрывных устройств не относится».

Внутри корпуса от мины, которую хранил Антоненко, обнаружили «остатки пластической вещества желтого цвета». Экспертиза установила, что это «взрывчатое вещество на основе гексогена».

При этом согласно подозрениям в деле Шеремета, взрывчатку для его убийства сделали взрывчатого вещества «гексоген», а не «пластического вещества на основе гексогена».

Напомним, во время подготовки к обыску главного подозреваемого в убийстве Павла Шермета — Андрея Антоненко — по адресу его проживания в центре Киева, оперативниками было установлено, что он в ходе ожидания начала процедуры по телефону связался с товарищем, проживающим с ним в одной квартире и попросил его «срочно вынести из квартиры зелёную вещь», лежавшую в его шкафу. Этот предмет был визуально похож на противопехотную мину МОН-50.

14 декабря Печерский районный суд Киева арестовал музыканта и военного Андрея Антоненко (Риффмастер). Мера пресечения действует до 8 февраля 2020.

23 декабря Апелляционный суд оставил Антоненко под стражей. Решение обжалованию не подлежит.

Share