Донецкая история про леденцы: дети «ватников» почти всегда настроены проукраински, и никогда не бывает наоборот

У меня в Донецке был свой маленький магазинчик. Нас в нем работало двое. Я и моя подруга-компаньон, написала на своей странице в Facebook  Татьяна Литвиненко

Мы познакомились с ней, когда получали я второе высшее образование, а она третье.

Мы могли поддержать любую беседу и даже если покупатель решит заговорить о чем-то нам не знакомом — незаметно переключали разговор на другую тему и… к нам шли не только за чаем, конфетами, шоколадом, кофе и хорошим алкоголем, а и выпить кофе и поговорить!

Ровно 5 лет назад… начался новый этап наших бесед.

Нам пришлось начать плотно интересоваться политикой, потому что к этой теме… народ возвращался и возвращался… Ещё за первый год существования магазина… мы знали всех жителей ближайшего микрорайона (на секундочку — район СБУ в Донецке), а потом обслуживали и … тёщу Моторолы, и боевиков с автоматами, и давали интервью иностранным журналистам, которых привез в магазин наш общий знакомый с самой проукраинской позицией!

Мы закрылись 1 сентября 2014… Нас до сих пор помнят там и узнают здесь (Напарница открыла магазинчик в Киеве)

Так вот к чему я сейчас…

У нас была покупательница — немолодая учительница. У неё каждое движение, интонация и даже походка напоминала мне мою школьную учительницу русского языка, но наша покупательница преподавала английский и делала это не смотря на уже далеко не молодой возраст.

Она приходила купить 300 грамм одного и того же печенья для внучки и поговорить… Причем говорить она могла и час, и полтора.

Были моменты, когда моя напарница пыталась прятаться от неё в туалете, в надежде, что та быстрее уйдет! Не! Не срабатывало…

В конце весны и в начале лета начались перебои с товарами. И из ассортимента пропало любимое печенье любимой внучки. И не удивительно!

На коробке значился производитель: Ивано-Франковск. Практически вражеское печенье… для маладой рыспублики…

Мы предложили бабушке, чтобы внучка пришла к нам сама и выбрала, что ей больше понравится из того, что ещё приезжает. Это было просто сделать. Вместо рекламы — мы угощали покупателей, что бы они сами могли выбрать то, что им больше подходит и убедиться в свежести выбранного!

На следующее утро к нам пришла молодая девушка лет 15-16… и сказала, что она внучка. Я тогда в магазине была одна (подруга приходила на работу чуть позже)…

Я предложила попробовать несколько печений чем-то похожих или близких к тому, которое уже не привозят. Она спокойно попробовала, выбрала, протянула мне то, которое понравилось и попросила взвесить 300 грамм.

Пока я взвешивала, девочка ходила по магазину, рассматривала прилавки и товар на них… И тут она берет леденец на палочке и протягивает мне:

— И это посчитайте пожалуйста.

Это был леденец — на половину желтый, на половину голубой с изображением украинского герба!

— А ты наверное за УКРАИНУ?

Ребенок отшатнулся от прилавка, занял оборонительную позу (она стала похожа на котенка с выгнутой спиной и хвостом-ёршиком, торчащим вверх)… и глядя из подлобья произнесла:

— Да! А что???

Я протянула её обе руки, предлагая жестом пожать её маленькие героические ручки…

Она кинулась ко мне, на глазах слезы:

— Вы тоже? Правда? Вы не представляете как мне тяжело и трудно! Друзья разъехались, я одна, а вся семья… за Россию… Они не понимают, что у меня НИКОГДА НЕ БЫЛО ДРУГОЙ РОДИНЫ!

— Ты всегда можешь прийти и поговорить с нами… Я понимаю тебя!

Она забрала свои покупки и счастливая ушла. Когда она вышла я … заплакала.

У нас было столько моментов, когда мы едва сдерживались, что бы при покупателях не зареветь навзрыд… Мы старались поддержать СВОИХ…

Как могли и сколько могли!

Она потом приходила несколько раз за своими 300 гр печенья и заговорщически нам улыбалась!

Война и оккупация накрывали Донецк, НАШИ покупатели всё больше выезжали, а кто оставался — переходили от слов на жесты поддержки и вот такие улыбки!

Share