Его позывной Спасатель, батальон Юрия не потерял ни одного бойца. Они верят, что так и будет, потому что «заговоренные». Помолимся за ребят с первой линии обороны

«Первая позиция, на которую я попал, была в районе Опытного. Сначала было непривычно, но это война, она заставляет быстрее мыслить и осознавать, что происходит.

Когда пришел, ребята мне все объяснили, показали. И буквально через пару дней в двух метрах от меня упала 82-миллиметровая мина. Пацаны уже и похоронили меня, но на удивление все обошлось – остался цел.

После этого моральный дух стал выше», – рассказывает Юрий в Facebook на странице сообщества «Повернись живим».

Его позывной – Спасатель. До того, как пойти воевать, он десять лет проработал в Госслужбе по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС).

Сейчас Юрий – командир отделения в 57-й отдельной мотопехотной бригаде и выполняет боевые задания на передовых позициях на Донбассе.

«Дождался, пока закончился контракт, и в 2016 году ушел в ВСУ.

Наши ребята, спасатели, тоже уезжали в зону боевых действий, заготавливали дрова, разминировали территорию, попадали под обстрелы. Не могу сказать, что на войне для меня что-то было очень сложным. За десять лет работы в МЧС я видел много смертей, разорванных тел, работа тоже была не из легких. А когда случаются серьезные обстрелы, то думаешь в основном не о себе, а о ребятах.

Берешь оружие, перед тобой противник – нужно работать.

Иногда в такие моменты пацаны мне кричат: «Юра, надень каску», а я в ответ: «Сейчас отстреляюсь и надену, – смеется Спасатель. – Батальон мне нравится, команда у нас хорошая. Нам не нужно даже разговаривать – мы понимаем друг друга по одному взгляду».

Кроме побратимов, есть у Юрия еще один надежный друг, который служит вместе с ним, – пес породы хаски по кличке Тагир. И для него нет большей радости, чем быть рядом с хозяином. Неважно где: в блиндаже или на позиции.

«Я поехал в первый отпуск, и мне захотелось собаку. Купил, назвал Тагиром.

Уже полтора года он служит с нами. На посту всегда рядом, а когда на отдыхе – за ним нужен глаз да глаз, – говорит Юрий. – Он рос под обстрелами, поэтому никак на них не реагирует, не боится. Бывало, что во время обстрела Тагир не хотел уходить с бруствера. Тогда приходилось просто на него класть ПКМ и стрелять».

За то время, что его батальон стоит на позиции, среди личного состава не было ни одной потери.

«У нас так и будет. Мы же заговоренные», – улыбается Юрий.

Пока такие, как Юрий, стоят на первой линии обороны, живут в блиндажах и окопах, всегда готовые дать отпор врагу, мы просыпаемся в мирных городах и можем строить планы на будущее.

Share