Феномен Сивохо: «Голубь мира», больше похожий на «троянского коня». Что и для чего советует руководству Украины этот «особенный» советник?

Послание, которое украинцы услышали от Владимира Зеленского на Новый год, подтвердило верность президента и его команды месседжу, уже продемонстрированному с помощью методов освобождения наших заключенных.

Мол, не стоит фокусироваться на политической составляющей урегулирования, в которой украинская сторона идет на значительные и, главное, односторонние уступки – давайте сосредоточимся на гуманитарной составляющей, ведь люди важнее всего.

Это действительно очень сильная формулировка – «важнее всего наши люди». Но сильной она может считаться лишь если опустить ее неприглядное продолжение, де-факто декларируемое властью: под предлогом продвижения в гуманитарной плоскости урегулирования будут делаться такие уступки и подменяться такие смыслы, которые имеют принципиальное значение для той войны, которую сегодня вынуждена вести Украина, защищая свои границы, пишет аналитик Мария Кучеренко на сайте LB.ua

При этом любые успехи в освобождении заложников или воплощении гуманитарных инициатив для жителей прифронтовых территорий обречены преподноситься как беспрецедентные и безальтернативно верные.

Зеленский и его команда в полной мере унаследовали любовь к слову «безальтернативный» от предыдущей власти, попутно сообщая, что до них в гуманитарной плоскости «не делалось ничего» и в целом имело место «тотальное безразличие власти к проблемам простых людей».

В частности, именно это и утверждал Сергей Сивохо, числящийся советником Секретаря СНБО по реинтеграции и восстановлению Донбасса, во время рождественского телемарафона «Рождество. Люди вместо войны. Дети Донбасса» на 112 канале.

Еще при назначении Сивохо на его нынешнюю должность приближенные к Зе-команде утверждали: над этим феноменом украинской политики не стоит смеяться, это будет особый неофициальный переговорщик, который сможет справиться с задачами, непосильными официальным лицам.

У него будут совершенно отдельные функции и отдельные форматы.

Эксперты достраивали логическую цепочку, говоря о перспективах прямых переговоров с представителями НВФ и возможности поездок шоумена на оккупированные территории.

Действительно, само появление Сивохо в таком качестве – это заявка на совершенно особенный формат.

Но праздничный эфир на 112 дает все основания сомневаться в его отдельности и обособленности.

Значительной составляющей четырехчасового эфира, посвященного Рождеству, стал рассказ о гуманитарной инициативе музыканта Олега Карамазова, поддержанной Сергеем Сивохо.

Казалось бы, со всех сторон благородное начинание: вывезти детей, проживающих в «красной зоне», в мирные города хотя бы на праздники, организовать для них развлечения и приложить усилия к тому, чтобы дети, живущие практически на линии фронта, ненадолго отвлеклись и прожили хотя бы несколько дней обычной жизнью.

Но то, как эта инициатива была воплощена и сопровождена медийно, оставляет по себе не просто много вопросов, но и крайне неприятное послевкусие.

Еще 7 января, в день, когда советник Секретаря СНБО опубликовал пост о своем гуманитарном проекте, серьезное возмущение вызвала та роль, которую он отвел УПЦ (МП) и какие слова выбрал для ее описания: так, детям из Красногоровки предстояло посетить Почаевскую лавру под предлогом…»сравнения разных культур».

Безусловно, если считать Почаевскую лавру своего рода российским анклавом внутри Тернопольской области, говорить о знакомстве с «другой культурой» имеет смысл.

Но если стояла задача «отвлечь детей от войны», спровоцированной РФ, – неясно, зачем организовывать поездку в монастыри, становившиеся приютом для наемников.

И в данном случае это отнюдь не фигура речи: именно в Свято-Покровском Голосеевском монастыре, ставшем одной из точек маршрута для детей, приехавших практически с линии фронта, скрывался бразильский наемник, воевавший на стороне так называемой «ДНР» – Рафаэль Лусварги.

Но это только контуры инициативы нового советника Секретаря СНБО. В несколькочасовом эфире на 112 канале он успел сказать куда больше о дальнейших планах в новом качестве, а также о своем восприятии происходящего.

Так, по его версии, церковь априори является миротворцем, и «только УПЦ (МП) согласилась участвовать в нашей гуманитарной инициативе». При этом Сивохо не только ни словом не упоминает, что те «святые места», которые он стремится показать детям, имеют, мягко говоря, неоднозначную репутацию, но и полностью игнорирует тот факт, что церковь Московского патриархата служила своего рода прикрытием для приезда в Украину первых российских боевиков.

В ответ на вопрос о перспективах урегулирования на фоне так и не прекращенного огня, Сергей Сивохо заявил, что Украина должна соблюдать взятые на себя обязательства – очевидно, безотносительно того, что делает РФ и подконтрольные ей бандформирования.

Кроме того, Сивохо очень много говорил о необходимости «диалога между сторонами, между частями страны, как бы не пытались нас поссорить».

То есть заявление о «знакомстве с другой культурой в ходе поездки на Западную Украину» – это не оговорка, и не просто неудачная формулировка. Налицо продвижение нарратива о «Востоке и Западе страны» и «радикалах, которые выступают против мира и единства».

Площадка, выбранная шоуменом для высказывания, не позволяет интерпретировать его каким-то иным образом, к тому же, во время эфира было предпринято максимум усилий, чтобы все месседжи получили «достойное» обрамление.

В новостных сюжетах, прерывавших диалог в студии, упоминались «рейтинги во французской прессе», призванные «оценить личную эффективность политиков в урегулировании конфликта на Донбассе» – и, разумеется, Медведчук числился в лидерах.

Параллельно упоминался «план Медведчука», который был презентован им в Европарламенте, правда, авторы сюжета тактично умалчивают, что представляли Европарламент во время этого мероприятия откровенно пророссийские маргиналы вроде Николя Бе.

Хотя к форме происходящего в студии придраться было очень и очень трудно: представители УПЦ (МП) говорили на хорошем украинском языке, как и ведущие, даже находящие примеры из украинской литературы, аргументирующие те или иные их мысли. И, во многом, в этом содержится ответ на вопрос: как мы пришли к ситуации, когда Украина располагает переговорщиками и советниками вроде Сивохо?

Последние годы власть упорно гналась за формой, во многом отдавая содержательную и практическую часть урегулирования на откуп людям, не видящим проблем в «прямых диалогах» с представителями НВФ, в церкви, чьи представители вполне лояльны к иностранным наемникам, воевавшим против Украины, в том, чтобы назвать всех несогласных с такой повесткой «желающими поссорить Запад и Восток».

Речь не идет и никогда до сих пор не шла о внутриукраинском противостоянии – основы для внутриукраинского конфликта закладываются именно силами таких «голубей мира», которые в угоду собственному (или все же продиктованному извне?..) желанию продемонстрировать результат здесь и сейчас готовы сознательно искажать историю российско-украинской войны и переосмыслять роли отдельных игроков и смыслов.

В войне в принципе не может быть неважных деталей. И «примирителям» вроде Сивохо стоило бы или лучше учить матчасть и тщательнее проверять факты, прежде чем делать далекоидущие выводы, либо же расписаться в своей полной политической несамостоятельности и несостоятельности.

А той части украинского общества, которую все чаще и чаще некоторые украинские и российские СМИ в унисон называют «воинственным меньшинством», стоило бы задуматься над тем, что пока мы не предлагаем своей повестки, реально отвечающей вызовам, стоящим перед нашей стороной, а действующая власть не отказывается от идей «перемирия в турборежиме», противник не теряет возможность заполнить эти смысловые лакуны.

И сращивание Зе-энтузиазма в «установлении мира» с российской настойчивостью в продавливании собственной повестки может в итоге дать необратимые последствия.

Share