Глава Офиса Президента Ермак — интриган, продюсер и умнейший человек, который «обо всем договорился с Россией», будет дорого стоить Президенту

Небоженко: «Ермак стал чуть ли не как Борман при Гитлере, у него сейчас звание почти вице-президент».

О том, что происходит на политической карте Украины, о том, кто и чем занимается в большой политике, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины — From-UA рассказал директор социологической службы «Украинский барометр», политолог Виктор Небоженко.

  • В окружении президента Зеленского происходит скандал за скандалом. Как вы считаете, это закономерно? Почему?

— Дело в том, что человек, который приходит из чужой среды: из зоопарка, с эстрады, с телевидения, из бизнеса — как правило, он тащит только тех, кого он знает.

Но все-таки политикой должны заниматься политики. В трудные времена должны быть другие люди.

Что касается Зеленского, то он привел только тех, кого он знает, потому что политики, как правило, не были на сцене, а сидели в зале, и он их плохо знал.

Вот первая причина того, что у президента Зеленского такая неряшливая, «мусорная», слабая скамейка запасных, не потому что эти люди глупые или жадные, а потому что эти люди не политики, они не знают правил игры и занимают высокие политические посты вслед за свои хозяином.

Точно так же случилось и с Ермаком. Мощный интриган, продюсер, умнейший человек. Он был уверен в одном: если президентом стал их друг Зеленский, к которому они относились с уважением, то почему они не могут с ним вместе занимать политические посты.

А это уже большая проблема. Ермак работал не с политиками. Он работал с олигархами, с людьми кино, эстрады, культуры и пытался их втянуть в политическую деятельность. И поэтому (я хочу их как-то защитить) они совершают те ошибки, которые опытные коррупционеры и политики Украины не сделали бы. Никто из украинских коррупционеров не позволил бы себя записывать 30 часов подряд. (Имеются ввиду пленки с братом Ермака, обнародованные нардепом Леросом)

  • Почему кейс «Андрей Ермак» ждал своего выхода год?

— А потому что год назад Ермак не представлял никакой ценности. Он был одним из коммуникаторов, он был подпольным корреспондентом, он был почтальоном, он был человеком-посредником между президентом и желающими получить должности.

Он участвовал в разработке персонального рынка вакансий среди богатых людей, и все. А теперь он стал чуть ли не как Борман при Гитлере, у него сейчас звание почти вице-президент. Поэтому это все ускорило. Если бы остался Богдан, то и про Богдана всплыли бы пленки.

  • Президент прикрывает Ермака?

— Прикрывает, и прикрывает по-кавказски. Знаете, есть такое нехорошее выражение — лица кавказской национальности, когда приходит группа лиц кавказской национальности разного возраста в кабинет прокурора и требует освободить их соотечественника. Прокурор говорит: «Да он же воровал, он убил людей, он обманывал украинское государство» — а у них один ответ: «Он наш друг, он наш родственник»

То есть предполагается, что закон в Украине действует на одну категорию. Не действует на друзей и знакомых президента, но действует на всех остальных, а это, в общем-то, нарушение, потому что сила закона в том, что он должен одинаково действовать на всех.

Поэтому когда президент заявил, что «это мой друг», он совершил чудовищную политическую ошибку, потому что это не значит, что друзья не попадают под действие закона.

  • А на Минский процесс это может как-то повлиять?

— Да, вы знаете, я думаю, что в какой-то мере не Богдан, не враги Зеленского помогли озвучивать и опубликовать эти записи, а Кремль, потому что им очень не понравилось, как серьезно отнесся Ермак к переговорам с Козаком и как несерьезно потом, по приезду в Киев, он обращался с этими документами.

Если вы заметили, рухнули две величайшие и сильнейшие схемы Кремля.

Первое — подписание бумаги о создании консультативного совета, в котором присутствуют в качестве полноправных участников люди из оккупированной территории, из сепаратистских государств.

И второе — платформа примирения Сергея Сивохо. И тут рухнуло исключительно по глупым причинам: Сивохо не подходит ни под какую национальную платформу. Он клоун, он паяц, он, может быть, неплохой человек, может быть, он пенсионер, может быть, он прекрасный рассказчик анекдотов, но лучшего способа завалить серьезное дело трудно было придумать. И Кремль это прекрасно понимает.

То же самое получилось и с Ермаком. Там он согласился с Козаком на все условия в Минске, а приехал в Киев — и все тормознул. И вполне возможно, что публикация этих пленок по поводу брата Ермака это и месть Кремль Ермаку.

  • Почему эта ситуация с пленками не вызвала в СМИ более бурной реакции?

— А потому что народ где-то инстинктивно ожидал, что новоявленный президент обязательно будет обставлен коррумпированным окружением. Все видят, что, может быть, сам он человек неплохой, но он не может создать сильное окружение. Он хороший человек. Он не безвольный человек, просто ему досталось коррумпированное государственное управление, и то, что он ничего с этим не делает, это плохо.

— А ему это кто-то не дает делать?

— Ну, мы же начали с Ермака. Он что делает? Он как конферансье, как опытный эстрадный артист посылает сначала сильного Ермака в Москву, в Оман, в Минск. То есть он доверяет серьезные президентские дела.

Лукашенко, к примеру, в голову не придет посылать на встречу с московскими эмиссарами президента России Путина каких-то людей, которые не имеют никакого опыта дипломатической деятельности.

Лукашенко не придет в голову ставить между собой и белорусским «Аваковым» какую-то фигуру. Лукашенко не придет в голову ставить своего родственника или знакомого главой СБУ, иначе бы он 20 лет не стоял у власти.

  • Увидим ли мы отстранение Андрея Ермака по итогу?

— Не сейчас, он же только недавно стал другом, и президенту трудно будет сказать, что «я сдаю друга». Ему не надо было такие вещи говорить. Ну, есть же правовое государство, пусть хоть нарисованное на картинках или в книгах, по которым мы все с вами одинаковые — от президента до последнего журналиста или стрелочника. И вдруг президент говорит, что да, все равно, но кто-то мой друг.

Он допустил колоссальную политическую ошибку, и теперь он вынужден цепляться за эту ошибку. Если бы он ее не совершил, он мог бы сказать дежурные слова: «следствие выявит степень вины моих чиновников», а после этого давить на следствие.

Вместо этого он говорит: они не виноваты, потому что они мои друзья. Нельзя этого делать категорически.

  • Почему именно через Гео Лероса слили пленки? Почему не напрямую президенту предоставили информацию?

— А потому что это долгоиграющая история. Дело не в Ермаке. Дело в политическом понижении веса президента. Сейчас у него 30%, это неплохо. Поверьте мне, я объективный человек.73% — это был скандал, это была завышенная оценка. 54-56% — это было бы хорошо.

Я думаю, у него есть 30-32% — это считается неплохо для президента, который не сделал ничего хорошего и ничего плохого.

  • После президентства он сможет вернуться обратно на сцену?

— Конечно нет, он же уходил. Дело в том, что «95 квартал» деградировал очень сильно, и поэтому они нашли такой дурацкий не украинский способ: «давайте закрываем «95 квартал» — и все уходим в Офис президента».

«95 квартал» уже последние два года был крайне низкого уровня. Он не случайно искал какие-то телевизионные форматы, если вы заметили, какие-то киношные форматы, а не тот, на котором они поднялись.

Он уже давно умирал. И надо было искать место работы для Зеленского. И несчастная Украина решила, что лучшим местом работы для Зеленского — это быть президентом этой страны.

Так что в «95 квартал» он уже никогда не вернется, но появление эстрадных коллективов, которые будут издеваться над «95 кварталом» и бывшим президентом, — это обязательно.

Полный текст интервью читайте здесь.

Share