Хотят сжечь «барина». «Мы – не декорация и не холопы»: Карельская деревня восстала против студии Никиты Михалкова

«Мы – не декорация!» Карельская деревня против студии Никиты Михалкова

В старинной карельской деревне Кинерма местные жители выступают против съемок фильма студии Никиты Михалкова.

По сценарию в деревне собираются снимать пожар – люди боятся, что их дома могут сгореть, пишет Валерий Поташов в Радио Свобода.

«Уважаемые гости деревни! Мы приносим свои извинения за изменения в виде деревни в худшую сторону. Так мы показываем свой протест против съемок кинофильма о подвиге пожарных. Съемки не только мешают жизни деревни, но и ставят под угрозу ее существование».

Объявления с таким текстом на русском, английском и финском языках встречают сегодня туристов одной из самых красивых деревень России – карельской Кинермы (этот статус официально Кинерма получила три года назад за сохранившуюся уникальную деревянную архитектуру).

Местные жители просят прощения за то, что на фасадах старинных домов сейчас висят тряпки, куски брезента, плакаты. Так они протестуют против запланированных в деревне съемок фильма студии Никиты Михалкова, а именно – сцен пожара по соседству с деревянными зданиями XVI века постройки.

– Мне интересно, если бы мы создали в Кинерме свою кинокомпанию, мы бы также могли бесцеремонно приезжать, куда хотим, и устраивать съемки? Например, к режиссеру Никите Михалкову в Николину Гору, – говорит местная жительница Ольга Гоккоева.

Именно Гоккоева выступила инициатором этого протеста. По ее словами, брезент и тряпье будут висеть на фасадах деревенских домов до окончания съемок. На плакатах жители Кинермы написали слово «Firewood», что в переводе с английского означает «Дрова».

– Мы попытались обыграть в своем протесте название Голливуд и слово «firewood», но ведь, по сути, мы и есть «дрова» для кинематографистов, и тут возникают два вопроса – есть у нас чувство собственного достоинства и считаем ли мы Кинерму по-настоящему нашим культурным наследием, достойным сохранения и уважительного к нему отношения?

Я рада тому, что нас поддержало в Карелии очень большое число людей, потому что когда мы двадцать лет назад начинали возрождать деревню, она никому, кроме нас, была не нужна. Нам удалось за это время донести до людей то, что это наше культурное наследие, а проблема у кинокомпании возникла из-за того, что у деревенских жителей оказалось чувство собственного достоинства, – пояснила Ольга Гоккоева.

Киносъемки превратились в напасть для тихой лесной деревни, где постоянно проживают всего семь человек.

После того, как историческое карельское поселение впервые попало на экраны телевидения в сюжетах журналистов, в Кинерму потянулись не только многочисленные туристы, но и киногруппы.

В 2014 году здесь снимали исторический сериал о крепостной крестьянке, в 2018-м – эпизоды фильма про финский концлагерь.

По словам местных жителей, кинемотографисты не слишком церемонятся с местным населением. Одна из таких групп на время съемок фильма покрыла горбылем шифер на крыше бани Ивана Ершова, но возвращать ей прежний вид не стала, и хозяину пришлось самому отдирать горбыль и чинить крышу.

– Они очень были тяжелые люди, лезли везде и всюду, ничего не спрашивали, – говорит 76-летняя жительница Кинермы Анна Кузнецова. – Шесть или семь крыш испортили, а крыша – это главное для дома!

Дорогу засыпали песком, и ничего за собой не убрали. Мы потом деревню сами приводили в порядок.

Когда в Кинерму приехали представители студии Никиты Михалкова «ТРИТЭ», Анна Кузнецова сразу заявила, что жители деревни против того, чтобы памятники деревянного зодчества в очередной раз превращались в съемочную площадку.

Но мнение местного населения никого не заинтересовало, а весной этого года выяснилось, что речь идет о съемках фильма-катастрофы «Огонь», посвященного подвигу пожарных.

Как отметила Анна Кузнецова, в Кинерме нет ни водоема, ни родников, местные жители пользуются водой из колодцев:

– Если дожди идут, у нас в деревне есть вода, а когда сухое лето, воды почти нет. В старое время, когда семьи были большие, ездили за водой на речку на лошадях за два километра. Случись пожар – воды набрать будет негде.

В соседнем селе Ведлозере пирсы гнилые, и никто ничего не делает. Весной в селе дом сгорел: пять метров до озера, а воды взять не могли».

Дочь Анны Кузнецовой Ольга Гоккоева не стала полагаться на судьбу и отправила обращения республиканским властям и самому режиссеру Никите Михалкову, который возглавляет Союз кинематографистов России.

Ответа на это письмо Ольга не получила, а карельские чиновники попытались успокоить население Кинермы тем, что сотрудники МЧС выдали кинематографистам рекомендации по соблюдению правил пожарной безопасности.

На майском заседании Заксобрания Карелии руководитель республиканского управления по охране объектов культурного наследия Юлия Алипова публично признала, что проведение съемок фильма-катастрофы вблизи исторической карельской деревни Кинерма не было согласовано ни с одним региональным органом исполнительной власти.

Республиканские власти узнали о планах кинематографистов от местных жителей. При этом на вопрос депутатов, на каком основании кинематографисты возводят декорации для фильма, карельская чиновница ответила, что «съемки ведутся за пределами границ достопримечательного места».

Как признался Егор Калмыков, который проводит экскурсии по исторической деревне, туристы с пониманием относятся к протесту местных жителей. Кое-кто из гостей Кинермы даже аплодировал выражению карелами гражданской позиции.

Ольга Гоккоева отметила, что на открытый протест они решились впервые: жителям Кинермы надоело бесцеремонное отношение к ним со стороны российских кинематографистов. Она до сих пор не может простить себе, что во время прошлых съемок фильма о войне позволила повесить на здание деревенской часовни портрет Сталина, а потом флаг со свастикой.

Представители киностудии от запланированных съемок отказываться не собираются. Подготовка к съемкам в деревне идет каждый день.

Ответов от киностудии пока нет. В тайне держится и дата намеченных съемок.

О начале «пожара» жители, видимо, узнают, когда выглянут из окон своих домов.

Share