Играют все! Закон о легализации игорного бизнеса может принести миллиардные доходы в бюджет! Или такие же поступления в карман мафии

Легализация азартных игр принесет государству примерно 4,5 млрд гривен в год, также наполнение бюджета планируется за счет налогообложения игорного бизнеса.

Глава Комитета Верховной рады Украины по вопросам финансов Даниил Гетманцев в материале «РБК-Украина» заявил, что налогообложение игорного бизнеса будет регулироваться отдельным законопроектом, над которым сейчас работает профильный комитет.

Поэтому оценить финансовый эффект от легализации в профильном комитете пока затрудняются.

Напомним, 16 января Верховная Рада поддержала законопроект о легализации игорного бизнеса. Сейчас законопроект находится на стадии доработки в комитетах. Теперь в казино или залы с игровыми автоматами войти можно будет только с 21 года.

Ранее правительство приняло решение, которое запрещает заниматься игорным бизнесом под прикрытием государственных лотерей.

Отметим, что игорный бизнес в Украине запрещен законодательно с 2009 года. Однако с тех пор операторы лотерей нашли лазейку в законе, которая используется для осуществления этой деятельности.

Историю игорного бизнеса УССР и Украины проследил журналист  Олег ШИНКАРЕНКО на ресурсе Буквы.

На рассмотрении в Раде находится законопроект “О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр” (2285-е), который зарегистрировал еще в декабре прошлого года от 18.12.2019 депутат от “Слуги народа” Олег Марусяк.

Среди противников легализации казино бытует мнение, что игорный бизнес является аморальным и мошенническим, поэтому должен быть запрещен.

Чтобы опровергнуть или поддержать такую точку зрения, сначала надо иметь представление о самом предмете споров.

Впервые игорный бизнес в Украине запретили коммунисты в мае 1928 года. Именно тогда Совет Народных комиссаров СССР приказал всем союзным республикам немедленно закрыть игорные клубы и казино.

Запрет обошел только тотализаторы на ипподромах, которые довольно часто показывали даже в советских фильмах: типичный пример – тотализатор на ипподроме в картине 1987 года “Асса” Сергея Соловьева.

Но тяга к азартным играм у человека не менее мощная, чем сексуальная, поэтому бороться с казино так же бесполезно, как и с проституцией: украинцы, которые уже буквально находились одной ногой в коммунизме, все равно продолжали играть нелегально.

В СССР до 1984 года существовало даже уголовное наказание: 5 лет за привлечение к игорному бизнесу несовершеннолетних.

А в 1984 году в РСФСР приняли новый “Кодекс об административных правонарушениях”, где статья 164 была разделена на три части: азартные игры, проституция и приставание к иностранным гражданам с целью приобретения вещей.

Наказание за это было значительно смягчены. Например, само участие в игре каралось предупреждением или штрафом до 50 рублей (менее половины типичной советской платы в 120 рублей в месяц) и конфискацией ставки; организаторы могли получить штраф от 100 до 500 рублей с конфискацией рулетки и ставок.

Аналогичные законы сразу же начали действовать и в УССР.

Совсем другое отношение было к иностранцам: на советских теплоходах, которые курсировали за рубежом и в гостиницах “Интурист” можно было увидеть игральные автоматы. Руководил этим направлением на всем советском пространстве, включая Украину, с 1988 Госкоминтуриста СССР.

226 игровых автоматов собирали драгоценную иностранную валюту в Москве, Ленинграде, Сочи, Ялте, Минске, Таллине, Выборге, Пятигорске и других городах.

В последние годы существования СССР красная коммунистическая мораль так обветшала, что в 1989 году открылось сразу два легальных казино – одно в Таллине, а другое – в Москве.

Уже через 15 лет подсчитали, что оборот игорного бизнеса только в России составил 6 млрд долларов.

После краха коммунистической империи уже в 1991 году в Киеве открылось первое легальное казино в гостинице “Киевская Русь” (сейчас “Русь”), второе казино “Сплит” начало свою работу чуть ли не на Крещатике – на улице Прорезной.

Через два года количество казино и игровых клубов в Украине превышало несколько десятков, причем открылись частные украинские фирмы-производители игорного оборудования.

Все это продолжалось до 2009 года, пока в России не решили покончить с бесконтрольным игорным бизнесом. За три года до этого Владимир Путин приказал ограничить распространение игорного бизнеса в четырех игорных зонах.

Этот список после оккупации части Украины в 2014 году расширили до пяти зон: в так называемой “Республике Крым”, Алтайском, Краснодарском и Приморском краях, а также в Калининградской области.

В Украине в 2009 году решили скопировать российский опыт почти один в один и при активной поддержке депутатов БЮТ (тогдашний “бютовец” Олег Ляшко еще снимал видеоролики, как он собственноручно крушит игровые автоматы в Киеве) и самой Юлии Тимошенко приняли “Закон о запрете игорного бизнеса в Украине “.

Конечно, никакой игорный бизнес после этого у нас не прекратился, а только ушел в тень, где ежегодно крутилась сумма эквивалентная не менее миллиарду долларов.

Почему же сначала советская, а затем российская и украинская власть так танцуют вокруг темы игорного бизнеса: то запретят, то позволят, то оштрафуют, то на оккупированной территории откроют?

Потому что побороть азарт в человеке все равно невозможно, а казино приносит огромные доходы, поэтому, чем отдавать все участникам рынка, лучше уж контролировать эту деятельность и получать с нее дивиденді.

Неизвестно точно, какие именно размеры имеет украинский рынок игорного бизнеса, потому что подсчитать нелегальную деятельность невозможно, но депутаты-авторы законопроекта уже планируют получать от своей новации от 4 до 8 млрд грн ежегодно.

От этих доходов можно поддерживать, например, культурную сферу, как это делается в Великобритании, где большинство культурных программ финансируются благодаря Национальной Лотереи.

Рынок игорного бизнеса в странах, где он существует легально, хорошо изучен и контролируем. По статистике, обнародованной на сайте casino.org, 26% человечества играют в азартные игры: это 1,6, а 4,2 млрд играют хотя бы раз в год.

В целом же первая пятерка стран-игроков выглядит так:

Макао (особый административный район Китайской Народной Республики, бывшая колония Португалии на небольшом полуострове в устье р. Сицзян (Южнокитайское море), передана Китаю в декабре 1999 года в результате деколонизации Португалии. Управляется КНР на основе специальной международной сделки).

Хотя игорный бизнес запрещен на материковом Китае, но в Макао его доля составляет 50% от всех доходов или 38 млрд долларов в 2018 году.

Игорная индустрия США дает 261 млрд долларов прибыли и 1,8 млн рабочих мест ежегодно. Между прочим, в большинстве штатов игорный бизнес запрещен или существенно ограничен, поэтому львиная доля казино находится в штате Невада.

Ранее Великобритания имела жесткое законодательство с ограничениями по игорному бизнесу (в основном он был разрешен на ипподромах)), но впоследствии оно значительно либерализовалось. Это привело к тому, что в 2018 году полный объем рынка игорных услуг составил 14,4 млрд фунтов стерлингов.

Еженедельно игровыми автоматами или рулеткой пользуется почти каждый третий англичанин.

80% австралийцев играют и тратят на эту пагубную страсть вплоть до 18 млрд австралийских долларов ежегодно.

В Канаде достаточно либерально относятся к игорному бизнесу. Это приводит к устойчивому росту этого рынка (до 5% в год), а его объем составляет более 17 млрд канадских долларов ежегодно.

Весь рынок игорного бизнеса стран Европы оценивался в 24,750 млрд долларов США в 2018 году.

Если рассмотреть индивидуальные расходы игроков, то картина выглядит совсем иначе. Первое место здесь занимают австралийцы, потому что каждый из них (в среднем) тратит в казино 916 долларов ежегодно (данные 2014); на втором месте – сингапурцы (891,16 долларов) на третьем – граждане США (505,44 доллара); на четвертом – ирландцы (490,39 долларов) и на пятом – граждане Великобритании (377,83 долларов).

Впрочем, нельзя сказать, что это только сплошная положительная история. Регуляторка в европейских странах в этом вопросе творилась годами, но это не значит, что эта сфера перестала быть местом заработка мафии.

Игорный бизнес входит в 5-ку мафиозных приоритетов.

В 2004 Мальта приняла изменения в свое законодательство, которое позволило ей продавать лицензии на игорный бизнес. В целом для государства эта инициатива окупилась, но ею воспользовалась итальянская “коза ностра” для отмывания денег.

Лицензии передавались между собой представителям мафии, они же проникли в мальтийский наблюдательный орган. Расследованием этих схем занималась журналистка Дафна Галиция, которая несколько лет назад погибла.

Недавно умер Стэнли Хо – основатель игорного бизнеса в Макао. Отели Хо ассоциировались с мафией, отмыванием денег, организованной преступностью и проституцией.

Как отмечает ВВС в материале о нем, в письменном заявлении, направленном в газету New York Times в 2007 году, Хо не исключил этих обвинений, но заявил, что такие упреки можно адресовать любому владельцу казино в 1980-х и 1990-х годах .

Главные претензии к украинской законопроекту о легализации игорного бизнеса заключаются в том, что он направлен на удовлетворение бизнес-потребностей определенных бизнес-групп и мало интересуется самой проблемой лудомании и не защищает людей от этой проблемы.

Почти год вокруг законопроекта шли торги, и в нем сведены интересы различных владельцев игорного бизнеса.

Но есть большой вопрос, принесет ли этот законопроект пользу Украине.

Share