Как называют людей, ворующих у мертвых? Вот и гениальное «Поэты умирают в небесах…» присвоил себе какой-то мордорский мародер. Думал, не вспомнят настоящего автора. А мы помним!

Какое ж лютое позорище.

«Попалось видео в сети — юбилей театра Ленком. На сцену выходит прекрасный актер Александр Збруев и читает стихи «актера и поэта Владимира Новикова».

А дальше я впадаю в ступор. Потому что это — стихи украинского поэта Леонида Киселева («Поэты умирают в небесах»).

Но вернемся к Збруеву. На 18-й минуте 50-й секунде он декламирует: «АКТЕРЫ умирают в небесах…» Далее — по тексту оригинала, но с заменой слова «поэты» на слово» актеры».

И пора бы уже не удивляться ничему. Мордорский народец тянет все, что лежит хоть плохо, хоть хорошо.

Воровской народец, кровавый. Ничего своего, краденное все. Но за изуродованный и украденный текст киевлянина и Поэта Леонида Киселева — больно до слез.

Я знаю эти стихи с детства»,-  написала на своей странице в ФБ известный киновед Елена Косенко.

А вы помните, кто это такой, Леонид Киселев?

Лени не стало в 22 . Его отец — Владимир Киселев был писателем. Один только факт. Его объемистый роман «Воры в доме», написанный в начале 60-х годов, сразу же по выходе в Киеве был переведен на немецкий язык и тут же издан, заметьте, не в братской ГДР, а в ФРГ, с которой мы тогда отнюдь не дружили.

Следующий роман «Девочка и птицелет», увидевший свет ровно через три года, столь же оперативно, сколь и неожиданно даже для автора, был переведен на японский и издан в Токио.

Сейчас история с двумя книгами выглядела бы вроде естественной: раз там издали, значит им это интересно. Но в те годы книги советских писателей так просто за границей не издавались.

Странный интерес иностранцев к романам В.Киселева вызывал явное подозрение (если издает враг, значит, там что-то не так!) и выглядел по крайней мере вызовом властям, писательскому руководству и так называемой литобщественности.

В такой семье и рос Леня. Писать стихи начал еще в детстве. Отец оставался для него непререкаемым авторитетом во всем, а тем паче в литературных вопросах. Каждое новое стихотворение неизменно вызывало сначала удивление, потом — восторг, или наоборот. Возможно ли в какие-то там 13 лет написать такое!

Сам Лёня совершенно не думал о том, чтобы обязательно увидеть свои стихи опубликованными, как это обычно свойственно поэтам. Нет, он не торопился. Написал — и хорошо. Понравилось близким — отлично. Но так уж получилось, что ходившие по рукам стихи дошли до Москвы, оказались в журнале «Новый мир» и — главное — понравились самому Твардовскому.

В 1963 году под рубрикой «Первые стихи» напечатали подборку Лёни. В журнале: стояла подпись «Леонид Киселев. Ученик 10 класса школы №37, г.Киев».

Небывалый случай!

Там было и стихотворение «Цари», заканчивавшееся такими двумя знаменательными строчками:

«За долгую историю России

— Ни одного хорошего царя…»

На стихотворение школьника незамедлительно набросился в газете «Литературная Россия» один из столпов официального литературоведения, член-корреспондент Академии наук СССР Дмитрий Благой, с угрожающим раздражением заявивший, что поэту-десятикласснику негоже так писать о великих святынях.

Мальчик писал на русском, но в 17 лет перешел на украинский Это его перу принадлежат строки?

«Я постою у края бездны

И вдруг пойму, сломясь
в тоске,

Что все на свете — только песня

На украинском языке.»

Он умирал мужественно. Невозможно назвать всех тех, кто пытался спасти его, — среди них были видные деятели науки и культуры, крупнейшие медицинские светила. Какими-то сложными путями доставлялись самолетами из Парижа новейшие лекарства.

Увы, все было тщетно. Коварная болезнь — лейкемия — брала свое. В этот период Лёня написал много стихов, так или иначе связанных со смертью.

Но, пожалуй, самое сильное из них — то, которое посвящено Осипу Мандельштаму, практически тогда запрещенному. Есть там такие строки:

«Поэту невозможно умереть

В больнице или дома на постели.

И даже на Кавказе,
на дуэли

Поэту невозможно умереть.

Поэту невозможно умереть

В концлагере, в тюремном гулком страхе,

И даже в липких судорогах плахи

Поэту невозможно умереть.

Поэты умирают в небесах.

Высокая их плоть не знает тленья.

Звездой падучей, огненным знаменьем

Поэты умирают в небесах…»

Вот у этого гениального киевского мальчика мародеры от искусства украли не только щемящие строки, но и хотели стереть память о нем.

Не позволяйте!

Share