Как украинцы развалили ГУЛАГ: что мы знаем о Норильском восстании 1953 года. Россия хочет, чтоб все и все забыли

Как украинцы развалили ГУЛАГ, написал блогер Максим Мирович в Обозревателе.

Сегодня отмечает 90-летний юбилей украинец Евген Грицак — один из участников и руководителей Норильского восстания 1953 года.

Евген сейчас живет с дочкой и внуком в селе Устя Ивано-Франковской области, пишет воспоминания и иногда дает интервью журналистам обо всём, произошедшем в далеком 1953 году в одном из сталинских лагерей в районе Норильска, пишет популярный белорусский блогер в Facebook.

Что же это было за восстание? Кто его поднял, с какими целями, к чему оно привело?

Думаю, Норильское восстание, о котором сейчас мало кто знает, когда-нибудь войдет в учебники истории как первое массовое ненасильственное сопротивление советским властям, добившееся результатов.

В 1953 году в районе Норильска существовало несколько сталинских лагерей, объединенных общей системой. Наихудшими условиями содержания каторжников отличался заполярный Особый лагерь №2, именуемый также Горным лагерем или Горлагом.

Людей эксплуатировали на самых тяжелых работах, скудно кормили, отчего в Особлаге №2 болело и гибло множество заключенных. Администрация Горлага отличась особой жестокостью — заключенных часто избивали, натравливали на них собак, стравливали уголовников с «политическими» осуженными по 58 статье.

Неудивительно, что именно в Горлаге вспыхнуло восстание заключенных. По сути, доведенным до отчаяния людям уже нечего было терять — многие их них мотали лагерные сроки по 25 лет, а многие были осуждены пожизненно.

Поводом к восстанию послужило очередное зверское убийство конвоирами Горлага двух заключенных. Зеки всех шести лагерных отделений забастовали и не вышли на работу, потребовав разбирательств и приезда комиссии из Москвы.

По сути, это был первый организованный и массовый ненасильственный протест заключенных ГУЛАГа, боровшихся за свои права. Люди понимали, что если бы они взялись за оружие — то были бы тут же уничтожены войсками, а вот ненасильственная забастовка могла иметь успех.

Протест был действительно массовым — в восстании против лагерной администрации участвовало около 30.000 человек, половина их которых была украинцами. А вот какие требования выдвинули заключенные:

1. Сокращение 10—12-часового рабочего дня до 7-8-часового;

2. Выплата заработанных денег (половину на лицевой счет, половину на руки);

3. Улучшение бытовых условий, медицинского обслуживания и культурно-воспитательной работы.

Помимо этого, заключённые потребовали выполнить следующие условия:

1. Пересмотреть дела политзаключённых (основное требование);

2. Наказать виновников произвола — работников МВД/МГБ;

3. Отменить ношение номеров на одежде;

4. Снять с окон бараков решётки и с дверей замки;

5. Не ограничивать переписку с родными двумя письмами в год;

6. Отпустить из лагерей инвалидов;

7. Вывезти на родину иностранцев;

8. Смягчить наказания за нарушение режима;

9. Гарантировать безопасность делегатам лагерников, ведущим переговоры с комиссиями МВД.

Для руководства восстанием был создан забастовочный комитет.

Заключенные забаррикадировались в бараках, администрация лагеря предпринимала попытки подавить сопротивление — в Пятом лаготделении в Зону въехали две пожарные машины со шлангами, использовавшиеся в качестве водометов, а также офицеры с арматурой в руках.

В одном из бараков офицеров окружили и фактически взяли на некоторое время в плен заключенные, силовой разгон не удался.

Вторая попытка подавления забастовки была предпринята 1 июля, когда солдаты с автоматами вошли в Зону строем, уже без пожарных машин. На вышках были установлены доплнительные пулеметы. Вот как рассказывает об этом событии Лев Нетто, один из участников восстания:

«Когда вошли в зону — это было в 5 зоне, я потом встречался с людьми, которые были в 5 зоне, они говорили, что ворота открылись, вошли не офицеры с железками, а автоматчики. Они вошли в зону, подошли к вахте и около вахты внутри зоны оказались и автоматчики, и люди.

Стоят и смотрят друг на друга. Тут раздался возглас такой: «Что вы ждете, мальчики?» Команды открыть огонь, стрелять не было, никто не приказывал. Видимо, раньше уже был такой приказ дан.

И они начали стрелять.»

Всего в ходе попыток подавления восстания погибло около 150 человек, но заключенные не сдавались. Забаррикадировавшиеся узники Третьего отделения запускали воздушных змеев, с которых по лагерной округе разбрасывались вот такие листовки:

«Нас расстреливают и морят голодом. Мы добиваемся вызова Правительственной Комиссии. Мы просим Советских граждан оказать нам помощь — сообщить правительству СССР о произволе над заключенными в Норильске. Каторжане 3го отд.»

«Солдаты войск МВД! Не допускайте пролития братской крови Да здравствует мир, демократия и дружба народов. Каторжане Горлага.»

К воздушному змею привязывался специальный ватный фитиль, после догорания которого листовки рассыпались с высоты, всего таким способом было разослано около 40.000 листовок. Властями были созданы специальные комсомольские бригады, которые ходили и собирали эти листовки для того, чтобы люди не узнали правду о восстании.

Восстание продолжалось больше двух месяцев. В ночь на 4 августа 1953 года восстание, носившее исключительно мирный характер, было подавлено.

Но всё произошедшее не было напрасным — система ГУЛАГа дала глубокую трещину, это стало началом конца сталинских лагерей. Спустя несколько месяцев после восстания Горлаг был закрыт, еще чуть позже было закрыто и Главное управление лагерей (ГУЛАГ), в 1956 году на свободе оказались практически все оставшиеся в живых участники восстания.

Для тех немногочисленных узников, кто еще оставался в лагерях, условия содержания были значительно улучшены.

Из воспоминаний Данило Шумука, одного из участников восстания:

«Во второй половине июля в межгорье за шестым лагерем растаял снег. Тот самый снег, про который администрация говорила: «Вы выйдете на свободу только тогда, когда этот снег на горах растает. Поняли?!» Этот снег не таял даже в самую большую жару. И вот наконец растаял и этот снег…»

По-моему, прекрасная метафора. Кто знает — не будь Норильского восстания, может быть, и оттепели никакой в СССР не было бы.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.