«Когда освобожденное нами Лутугино снова захватили российские войска – более 70 человек расстреляли просто…»

Каково это – стремительно освобождать свою землю, а потом вынужденно отступить с отвоеванных территорий, оставив местных патриотов на растерзание оккупантам?

Каково это – знать, что те, кто еще вчера тебе помогал, сегодня поплатились за это жизнью?

Каково это — жить в ожидании возможности спросить с врага за все то горе, которое он принес в тысячи семей, и знать, что не дашь ему жить спокойно, пока он сполна за все не ответит?

Все это стало неотъемлемой частью жизни каждого военного, кто пошел защищать Украину не по принуждению, а потому что считал это своим долгом. Со всем этим живет и командир 503 отдельного батальона морской пехоты Вадим Сухаревский.

В интервью «Обозревателю» он вспомнил о своем первом бое, о периодах войны, которые не забудет до конца жизни, о людях, которые помогали украинской армии, а после были убиты террористами, а также о том, о чем жалеет до сих пор.

— Вы для себя можете назвать конкретный день, когда началась война? День, с которого для вас лично стартует отсчет?

— Да. 13 апреля 2014-го. День первого боя с группировкой Гиркина под Славянском.

Я уже в триплексе увидел наступающего противника, группу хорошо экипированных, вооруженных мужчин, которые передвигались тактически, двойками-тройками, стреляли по оптике, прицельно… Поворачиваюсь к пулеметчику, который рядом стоял – и говорю: что смотришь? – А что делать? – Стреляй. – Из какого? Два же пулемета спереди на БТРе. Говорю: с обоих.

— Тогда запрещали стрелять?

— Открывать огонь было запрещено. Нам тогда по радиостанции кричали: «Не стрелять!!!»

— Как это «не стрелять», когда вас тупо уничтожают?

— Вот и я где-то так подумал тогда…

Я горжусь ротой, с которой мы воевали по мирному штату, без мобилизованных. Средний возраст по роте был 22 года. Были ребята по 18-19 лет. У них все прекрасно было: и характер, и умение, и желание. Заставлять кого-то стрелять в противника? Для этих ребят это было бы что-то невероятное!

— А мобилизованных у вас так и не было?

— Были. Уже позже, когда я вернулся после ранения, осенью, уже в Денежниково под городом Счастье, где мои ребята выполняли задания на ТЭС, в Крымском, на Бахмутке тогда события как раз развивались полным ходом. 31-й, 32-ой блокпосты как раз тогда были, эти все события… Крымское полностью сносилось «ГРАДами»… Там я впервые столкнулся с мобилизованными.

Большинство из них были достаточно мотивированы. К тому же наша 3 рота тогда в бригаде была почти легендой – так что новоприбывшие на меня и ребят смотрели, как на богов.

— Что сделало третью роту легендарной?

— Оборона Луганского аэропорта, штурмовые действия и рейды под Луганском. Мы состыковывались с 95 бригадой, разъединяли «ДНР» и «ЛНР» между Антрацитом и Красным Лучом. За неделю 7 населенных пунктов освободили.

И практически без потерь. Семь населенных пунктов – а у меня ни одного погибшего не было, лишь четверо раненых.

Два из этих населенных пунктов, город Лутугино и село Успенка – 120 тысяч человек – я держал две недели шестью БТРами.

— Ничего себе!

— Да, 42 человека всего. И при этом мы еще брали пленных – майора РФ и еще четырех сепаров.

Пришлось и обязанности местной власти выполнять – потому что они просто разбежались. Вместе с шахтерами мы водоснабжение и электроснабжение восстанавливали…

Нам даже приходилось людей убеждать, что мы их есть не будем

— А они действительно во все это верили?

— Поначалу – да. Первые пару дней после того, как мы освободили город, вообще улицы пустые были.

Я тогда сразу в бункер в Доме культуры или в театре спустился, посветил фонариком, посмотрел – а их там сотни стоят… Говорю: ВСУ, город освобожден, можете выходить.

Никто не вышел.

А через неделю мамы с младенцами начали выходить. Кормить же детей надо – а нечем. А у меня в центре города супермаркет. И мы начали нормировано выдавать продукты. Сначала на детей.

Наркоманы, которые лечение проходили, потянулись – опухшие, как винни-пухи, с водянкой. Мы им свой «Буторфанол» отдавали, чтобы хоть не сдохли.

Всякое было… Доходило до того, что приходили бабушки и рассказывали, что там, мол, у кого-то сосед на 5 этаж газовый баллон понес – «он, наверное, сепаратюга». И такое было. И мы ездили, зачищали те квартиры. Как-то поймали мужика с аппаратурой, который видеокамеры наблюдения на себя замыкал.

Тогда мы три хлебопекарни запустили. Муку из Счастья я заказывал, и свою им отдавали. Сухпайки поначалу людям раздавали. Получалось не так много, как требовалось, но все же…

— И вы наблюдали, как менялось отношение жителей Лутугино к вам?

А когда Лутугино снова захватили российские войска – более 70 человек расстреляли просто… Соседи соседей выдавали.

Вырезали семью, которая нам помогала, когда мы держали луганский аэропорт. Они жили неподалеку. Муж, жена и двое детей. Почти год они считались пропавшими без вести. Пока их не нашли волонтеры…

Из Красной Поляны женщина мне звонила еще почти год, пока там связь была. Говорила все время: «Знаю, что меня слушают – но мне все равно! Слава Украине! Ребята, возвращайтесь, здесь некого бить»…

А женщину в Круглике просто во дворе расстреляли – когда шла к калитке.

Она, эта женщина, на улице встречала нас с хлебом-солью, с украинским флагом. А в первом доме на этой же улице жила еще одна женщина.

Ее муж сбежал, а она осталась. Сама с карабином на блокпостах сепарских стояла. Мы это точно знаем. Есть фотографии, все остальное… Мы даже заходили в ее дом, смотрели. Оружия не нашли. Только два магазина с патронами. Забрали. Ей приказали быть под домашним арестом.

А потом она указала на женщину, которая нас кормила.

— Корите сейчас себя, что не сдали ее компетентным органам тогда, когда была такая возможность?

— Я жалею, что я ее не застрелил. Такая возможность тоже была.

— Как вы, зная обо всех этих ужасах, относитесь к разговорам об амнистии?

— Не обращаю внимания. Для меня они были врагами – врагами и останутся. Навсегда. И независимо от того, что со мной будет дальше – спокойно жить они не будут.

— Вас не обижает, что история обороны луганского аэропорта не так известна, как, к примеру, бои за ДАП?

— Если честно – нет. Я понимаю необходимость донесения до масс идеи войны вообще. Именно поэтому мне очень нравится фильм «Киборги» – в нем идея передана. Атмосфера. И душа. А какой объект для этого выбран – абсолютно не принципиально.

— Какой из боев, в которых вам довелось участвовать, вы будете вспоминать до конца жизни?

— Каждый. В каждом бою ты психологически прощаешься с жизнью. А такое запоминается.

— И все-таки? Самое первое что всплывает в памяти?

— Георгиевка… Мы там по тонкой грани между жизнью и смертью прошли. Но этот бой переломил ход событий. Кардинально.

Это был плацдарм, который вывел из окружения луганский аэропорт. Благодаря ему появилась дорога в аэропорт, «дорога жизни», как ее называли. Она до конца оставалась единственной дорогой туда.

— А где вас застало известие о том, что надо оставлять луганский аэропорт?

— В госпитале. Звонят мои бойцы: командир, роты нет. – В смысле, нет? – Никого… Нас пару человек… – Как?!

Они все пешком выходили – и собралась рота. И потом уже выяснилось, что мои ребята вышли с наименьшими потерями. При выходе погиб один командир взвода. Зам мой, Олежка Дундук, был ранен. Четверых бойцов засыпало в бункере – и они попали в плен, в Краснодон.

Но мы их вытащили меньше чем через месяц. Оксана Билозир с моим лучшим другом вытаскивали – за «газельку» активированного угля.

— Это как?

— Сепары и россияне медикаменты просили. И мы полную «газельку» дешевых лекарств закупили – аспирина, угля активированного. Они нам десятерых наших отдали, а Оксанка им – эту «газельку».

— Это, пожалуй, самый удачный обмен за всю войну был…

— И, кстати, нигде не озвученный.

И получилось, что не погиб никто, кроме командира взвода. Тогда, в 2014-м, удача нас очень круто сопровождала.

— У вас было сожаление о том, что пришлось оставить аэропорт?

— Оно есть до сих пор. А как иначе? Это отвоеванная потом и кровью территория, населенные пункты – которые снова оказались под ними. Для любого военного это так. Особенно когда знаешь тех людей, которых оккупанты уже убили…

Конечно, есть сожаление. Даже не сожаление — злость.

— Это, наверное, хорошо на войне, когда она есть, эта злость?

— Куда ж без нее? Война тем и хороша, что есть белое и черное, что есть враг и есть цель. Здесь нет политики, нету ничего другого, лишнего, мелочного.

По крайней мере, в 2014-м году это было именно так. Сейчас все уже более расплывчато. «Минские», ОБСЕ, линии разграничения, ограничения стрельбы и все остальное.

 

 

Share

16 Comments

  1. Sharyn Boahn

    I simply want to say I’m beginner to weblog and honestly savored this blog. More than likely I’m likely to bookmark your website . You amazingly have awesome stories. Kudos for revealing your blog.

  2. Chauncey Deldeo

    I simply want to tell you that I’m new to weblog and truly savored this blog site. More than likely I’m going to bookmark your blog post . You certainly have awesome stories. With thanks for sharing your web-site.

  3. Melodie Martig

    I simply want to say I am just new to weblog and truly enjoyed your web-site. Probably I’m planning to bookmark your site . You definitely come with excellent well written articles. Kudos for sharing with us your blog.

  4. Alden Gregan

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is basically a game where you can do anything you want. SL is literally my second life (pun intended lol). If you would like to see more you can see these sl authors and blogs

  5. Son Birnbaum

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is essentially a video game where you can do anything you want. sl is literally my second life (pun intended lol). If you want to see more you can see these second life websites and blogs

  6. Jarrod Beadles

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is basically a game where you can do anything you want. SL is literally my second life (pun intended lol). If you want to see more you can see these sl articles and blogs

  7. Cris Bordoy

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is essentially a online game where you can do anything you want. sl is literally my second life (pun intended lol). If you would like to see more you can see these Second Life websites and blogs

  8. Ismael Dubose

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is essentially a video game where you can do anything you want. SL is literally my second life (pun intended lol). If you want to see more you can see these sl authors and blogs

  9. Starr Malady

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is basically a game where you can do anything you want. sl is literally my second life (pun intended lol). If you want to see more you can see these second life websites and blogs

  10. Brooks Aulbach

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is basically a video game where you can do anything you want. SL is literally my second life (pun intended lol). If you would like to see more you can see these Second Life websites and blogs

  11. Sherwood Osisek

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is basically a game where you can do anything you want. SL is literally my second life (pun intended lol). If you want to see more you can see these sl authors and blogs

  12. Vernia Caquias

    Have you ever heard of second life (sl for short). It is essentially a video game where you can do anything you want. Second life is literally my second life (pun intended lol). If you would like to see more you can see these Second Life websites and blogs

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.