Кого на кого меняем? Почему Украина выбрала спасение живых вместо кары за погибших

Мир российских чертей. Кого хочет обменять Россия.

29 декабря запланирован большой обмен пленными между Украиной и РФ.

Россия хочет забрать своих — детоубийц, палачей безоружных, террористов, предателей, всю грязь «русского мира», ставшего «русским адом» на Донбассе.

Сравнить поименно списки на обмен — значит сравнить два разных мира — мир российских чертей и мир людей, пишет главный редактор ЦЕНЗОР. net Юрий Бутусов

Украина освобождает и готовит к обмену всех преступников, которых хочет получить Россия, и те, кого хотел бы забрать Путин, и это красноречивое разоблачение, кто на самом деле стоит за всеми страшными преступлениями последних лет.

Вслед за причастным к атаке на «Боинг» Цемахом, Россия может забрать бойцов «Беркута», участвовавших в расстреле Небесной сотни — оружие «черной роты» найдено, подразделение опознано.

Диверсантов, которые взорвали мину МОН-100 22 февраля 2015-го в Харькове и убили несовершеннолетнего Даню Дидыка и еще троих невинных людей.

Диверсантов группы «Мангуст», которые 9 мая 2014-го спровоцировали бойню в Мариуполе, в результате которой погибли мирные люди, погибли украинские воины, и эту трагедию российская пропаганда долгое время вешала на украинские власти — пока не переловили преступников, не нашли их на видео во время нападения, не доказали в суде.

Бутрименко, предавшего группу спецназовцев 3-го полка, которого затем специально для суда товарищи погибших выкрали с оккупированной территории.

Российский танкист Гаджиев, схваченный в бою на высоте 307,5, который пошел на войну, потому что не мог найти работу, хотел подзаработать для своей нищей семьи.

Пророссийские провокаторы, которые спровоцировали бойню в Одессе.

Конечно, это зверье надо бы для истории показывать в Украине живьем, чтобы все понимали, кто спровоцировал эту войну — не из-за языка, не из-за прав человека, а просто по приказу и по оплате из Кремля.

Но по факту, учитывая тактику террористов Кремля брать заложников, карать российских преступников можно только в момент захвата.

Ради спасения людей Украина вынуждена отдавать сволочь, которая причастна к самому страшному.

Но в плену остаются наши, достойные люди. И как же многое может сказать список для обмена!

Кого хотят забрать они, и кого хотим забрать мы. В этом и есть огромная разница.

В российских тюрьмах и подвалах достойные люди, те, кто защищал свободу нашей страны, те, кто дал отпор российской агрессии, кто не пустил «русский ад» дальше в Украину — танкист Пантюшенко, который в плену с 18 января 2015-го, двое спецназовцев 3-го полка Глондар и Кориньков, многие другие.

Они не расстреливали безоружных, не взрывали детей минами, они жертвовали собой ради своей страны, народа, закона.

В Париже речь шла о 53 наших пленных, но нам надо спасти гораздо больше людей, в том числе невинных, которых ФСБ схватило просто, чтобы нарисовать показатели.

По официальным данным СБУ, наших в плену свыше 320, и эта информация далеко не окончательная. Если обмен будет действительно «всех на всех» — это единственно возможная цена.

Если обмен будет, как сказал Путин в Париже, «подтвержденных на подтвержденных», 53 человека, значит, отдавать всех негодяев нельзя, надо сохранять фонд для полного обмена.

И мы понимаем уже сейчас по заявлениям Путина, что Россия всех, конечно, не вернет.

Террористы всегда будут брать заложников, это их метод, и обмен «всех на всех» неоднократно пытался устроить еще Петр Порошенко — и много раз именно Путин и РФ срывали обмен.

Но мы обязаны использовать еще один шанс, чтобы попытаться вытащить еще часть наших, надеюсь, у Владимира Зеленского это получится.

Какие категории пленных и заложников находятся в руках российских спецслужб сейчас в Крыму, на Донбассе и в РФ, кого надо освободить:

1. Признанные РФ военнослужащие, участники боевых действий.

2. Признанные Украиной агенты спецслужб, участники боевых действий.

3. Военнослужащие и агенты, наличие которых в плену РФ отрицает. Часть из них в реальности живы, часть уже нет в живых, но из-за постоянной лжи россиян разобраться в этом можно только если были регулярные контакты с родными.

4. Патриоты Украины, которые не являлись участниками боевых действий, но РФ их таковыми считает, просто потому, что они симпатизируют своей стране. Часть из них в Крыму и на Донбассе похищены и убиты российскими «эскадронами смерти», установить судьбу всех не представляется возможным.

5. Случайные люди, которых бросили в тюрьму, чтобы изобразить статистику поимки «украинских шпионов». В этой категории тоже много людей, которые исчезли навсегда — их убили, просто чтобы ограбить, чтобы скрыть следы преступлений и устранить свидетелей, просто по пьяни застрелили.

Спасать надо всех и максимальное количество наших. Украина готовит на обмен всех, кто нужен Кремлю и кто участвовал в преступлениях, организованных либо поощряемых РФ.

Эта мразь все равно заслуживает заочного осуждения. Их нельзя амнистировать и прощать, потому что только в суде мы можем детально установить правду, и дать оценку все фактам и уликам.

Жалею об одном: что у нас недостаточно делается, чтобы все эти громкие преступления были максимально широко известны и понятны.

В этом, конечно, есть и моя доля ответственности. Очень долго и медленно делаю книгу о российских диверсиях в Харькове, об убийствах и преступлениях, которые удалось раскрыть, доказать, собрать все улики.

Такое надо публиковать, все российские преступления должны быть детально раскрыты и продемонстрированы. Надо писать книги и снимать фильмы.

Как заставить Путина идти на обмен? По опыту войны есть только один быстрый способ — брать в плен кадровых российских военных и сотрудников спецслужб, которые многое говорят и многое знают, чей плен создает информационный резонанс — и вот этим государство Украина должно наконец-то заняться.

Это надо прописать в целях и программах наших спецслужб. Война надолго, спасать придется еще многих и еще не один раз.

«Дилемму обмена часто пытаются манипулятивно примитизировать до противопоставления «спасения наших живых вместо мести за мертвых», — пишет Иван Примаченко в Новом времени.

Но дело не в этом. Освобождение правоохранителей, которые расстреляли сотни граждан в центре столицы, даже без приговора — это мощный сигнал: любые преступления могут сойти с рук, если они выполняются по указанию Кремля.

Это подталкивает к новым, еще более страшным преступлениям. Уже не говоря о том, что освобожденные могут лично вернуться убивать украинцев.

По подсчетам израильских СМИ, освобождённые в рамках обмена на Шалита узники в дальнейшем были причастны к убийству по меньшей мере шести граждан Израиля.

Поэтому честно дилемма обмена звучит так: «Готовы ли мы спасти наших граждан из смертельной ловушки сегодня, понимая, что это может привести к еще большему количеству смертей завтра?».

Простого ответа на этот вопрос быть не может.

Share