«Конструктивный» диалог оппозиции с Александром Лукашенко: «- Здрасьте, а Сашу можно? — А Саша не выйдет». Выживе ли Беларусь?

Очень точная (и печальная) характеристика текущего момента в Беларуси от Ирины Халип.

Милые люди из Координационного совета в мирном и конструктивном диалоге с людоедом выторгуют себе право быть съеденными не сразу, а по частям. Но это не точно, поделилась постом коллеги журналист Новой газеты Ольга Мусафирова.

— Здрасьте, а Сашу можно?
— А Саша не выйдет. Идите домой, дети.

Это – краткий итог деятельности координационного совета.

Позаседали всласть и решили войти в контакт с администрацией «Саши три процента». Но там с ними никто разговаривать не стал. А на следующий день еще и уголовное дело возбудили, чтобы глупые детишки своими звонками не отвлекали взрослых дяденек от важных дел.

Не исключаю, что все те, кто вошел в эту непонятную и неповоротливую структуру, — сами по себе замечательные люди. Но они совершили несколько фатальных ошибок.

Во-первых, объявили, что хотят диалога и что власть к диалогу готова.

В пользу этого утверждения многие из них (и особенно из сочувствующих) утверждали, что даже с террористами нужно вести переговоры ради освобождения заложников.

Переговоры с террористами – да. Но диалог с террористами – это совсем другое. Это совместная чашечка чаю в захваченном здании. Фарфоровый сервиз, мирно позвякивающий среди трупов. Крахмальная салфетка, аккуратно вытирающая пятна крови на столе.

Кроме того, переговоры с террористами ведут не заложники. Переговоры ведут те, кто снаружи. Потому что не у заложников террорист требует миллион долларов и самолет. Заложники – товар, разменная монета. С ними не разговаривают. В лучшем случае переговорами можно добиться разрешения лишний раз в туалет сходить.

А в нашем случае, кстати, террорист вообще никому не предъявляет никаких требований. Он захватывает заложников просто так, для удовольствия. И убивает их тоже исключительно ради удовольствия.

Во-вторых, хорошие люди зачем-то занялись подменой понятий. Назвали Лукашенко «действующим президентом», объявили, что до 5 ноября у него есть полномочия и что он имеет полное право участвовать в выборах.

То есть, вместо отставки – два с половиной месяца легитимности и щедрое предложение участия в выборах.

Стоит ли удивляться тому, что он немедленно воспользовался «полномочиями» и приказал возбудить уголовное дело в отношении координационного совета?

В-третьих, не учли – или забыли? – что любая бюрократия убивает протесты. Начинается имитация бурной деятельности, отчеты в медиа и полное отдаление общества от тех, кто решил вблизи от баррикад заняться бюрократическими действиями.

«Координационный совет избрал президиум». «Координационный совет принял резолюцию». От этого начинает сводить челюсти и у тех, кто вырвался из пыточного ада, и у тех, кому посчастливилось в тот ад не попасть. Потому что дальнейшее развитие событий можно легко предугадать.

Координационный совет избрал ревизионную комиссию. Координационный совет заслушал докладчика. Координационный совет выбрал уполномоченного. Координационный совет провел отчетно-выборное собрание. Эту бодягу можно растянуть на несколько лет. И все при деле, и видимость политического процесса.

Только люди, которые еще два дня назад рукоплескали новой инициативе, сегодня негодуют: «Кого они представляют? Кто дал им право говорить от имени народа? Я такую лабуду вроде участия Таракана в выборах в жизни не поддержал бы!»

Последняя реплика — это уже в-четвертых. И, наверное, самое главное. Нет шансов у тех, кто пытается менять не власть, а волю народа. (Лукашенко, которого рабочие сегодня освистывают и посылают на три буквы, — лучшее тому подтверждение.)

Новая бюрократическая структура первым делом, взяв на себя ответственность представлять народ, тут же забыла о народных требованиях. А ведь главное из них – отставка Лукашенко. Отставка, а не полномочия до 5 ноября с последующим участием в выборах!

Такого люди не прощают. Они слишком чутки к обману. Они готовы платить своими жизнями – а многие уже заплатили – за свободу своей страны.

Но никто не пойдет на площадь отстаивать право преступника сидеть в Дроздах. И защищать тех, кто пытается предоставить преступнику это право, тоже никто не будет.

Тем, кто назвал себя координационным советом, нужно это понять и запомнить. Знаете, почему Лукашенко именно сейчас возбудил уголовное дело? Да потому, что все они уже выполнили для него свою функцию и больше не нужны.

Они сделали для него столько, сколько Вакульчик с Караевым не осилили: назвали президентом, наделили полномочиями, да еще и правом на участие в будущих выборах.

Собственно, именно этого он от них и ждал. Теперь все – можно отправлять их на помойку. Или в тюрьму. Скрипач не нужен.

«Саша три процента» отлично чувствует чужую слабость. И когда координационный совет дрогнул и начал из жестких формулировок народных требований делать бантики с сердечками (возможно, из лучших побуждений), — он немедленно этим воспользовался.

Но чтобы выстоять, мы должны быть вместе. И если мы всей страной не будем отстаивать наши общие требования – немедленная отставка Лукашенко, освобождение политзаключенных и выборы (без него, разумеется), — к 5 ноября страна захлебнется в крови.

Причем не только нашей, но и в крови координационного совета.

Так что только вместе — и только победа.
А Саше больше не звоните. Он не выйдет.

Share