«Крым» из Третьяковки украл крымчанин. Взял себе и пошел. Разве мало таких в Крыму, кто взял и пошел? Обидно, что его считают грабителем, а их – госдеятелями

Потому что »Крым» – наш.

Нет бОльшей символичности, чем кража картины Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым» из Третьяковской галереи.

Средь бела дня, не скрывая лица, что называется – на голубом глазу и неизвестно зачем, потому что такой шедевр ни спрятать, ни продать. Можно, конечно, сказать, что из любви к искусству – но оказывается, что грабитель об искусстве имел очень отдаленное представление.

Просто хорошо спланированная глупость. Спецоперация.

Разве сам Крым не крали точно так же? Средь бела дня, не скрывая особо лиц, что называется – на голубом глазу и неизвестно зачем, потому что нельзя никого заставить признать чужую территорию своей собственной.

Можно, конечно, сказать, что из любви к истории – но об истории грабители Крыма имеют самое отдаленное представление, пишет Виталий Портников для «Крым. Реалии».

То, что «Крым» украл крымчанин, думаю, тоже мало кого должно удивлять. Ну крымчанин, ну взял себе полотно и пошел. Разве мало было таких в Крыму – кто взял себе должности в новой российской власти и пошел?

Обидно то, что укравшего пейзаж будут считать грабителем, а Константинова, Аксенова и даже Поклонскую – государственными деятелями.

Потому что красть картины с выставки, с точки зрения «просвещенной» путинской России, – очень даже не хорошо. А красть чужие земли, чужие жизни – очень даже замечательно. Потому что Крым – наш.

Потому что «Крым» теперь – наш, думал некто Денис Чуприков, снимая знаменитое полотно со стены выставочного зала.

По-моему, ни один вор в государстве-грабителе и не может думать иначе. И тем, кто еще недавно восторженно кричал «Крым наш!» с экранов, и тем, кто радовался этим крикам, нужно было бы после истории с кражей Куинджи задуматься о метастазах.

Метастазах культивирования воровства как политики государства и смысла национального существования.

Share