Миллионы Института рака: Онкобольные продают последнее, чтобы получить… бесплатные лекарства, зато у директора института — три джипа

Недавно в Национальном институте рака произошло несколько громких скандалов, пишет Александра Устинова в «Украинской правде».

Сначала стало известно, что вопреки публичным заявлениям врача, которая отказалась лечить ветерана АТО, потому что тот «убивал братский народ», вернули на работу и даже повысили.

Несмотря на официальное заявление директора Института, что Анну Губареву уволили за неэтичное поведение, оказалось, что ее сделали секретарем комиссии по этике! Освободили ее второй раз исключительно из-за личного вмешательства и.о. министра здравоохранения.

Оказалось, что главным «антикоррупционером» в институте и по совместительству заместителем директора назначили бывшего прокурора из Винницкой области, который пьяным устроил масштабное ДТП в Киеве.

Но это лишь вершина айсберга, в то время как в больнице происходят гораздо более страшные вещи — вымогательство, поборы с пациентов, ведение параллельных касс и родственники, которые выиграют «подряды» в Институте.

Часто пациенты даже публично жалуются, что в госклинике платить надо за все — от заведения карточки в регистратуре до МРТ, или любого обследования.

В это же время руководство Института не только не открещивается от платных услуг, а говорит, что вымогательство денег у пациентов — это предоставление благотворительной помощи, вернее «осуществление благотворительного взноса в добровольном порядке».

Вот только странным образом большинство «благотворительных» взносов от пациентов, которые якобы потом тратятся на необходимые материалы, никуда не попадают.

За последние полгода Институт рака «заработал», а вернее получил «добровольных взносов» от пациентов 613 тысяч гривен, которые официально ушли на госсчет заведения.

242 тысячи гривен в первом квартале и 371 тысяча гривен во втором.Это означает, что в среднем в день в Национальном институте рака у пациентов собирают официально, то есть то, что проходит по кассе — 3400 гривен. Это в то время, когда пациенты пишут, что только одно МРТ стоит 2900.

Каждая сумма за май подтверждается не только «черной кассой» — тетрадью в клеточку — но и официальными переводами Института рака на свой казначейский счет.

К примеру, 1648 гривен за 23 мая 2015 гривен — за 24 мая. В какую же кассу тогда идут все остальные взносы, которые собирают с онкобольных пациентов?

Десятки, возможно, и сотни тысяч гривен выходит оседают в карманах «собирателей» благотворительности.

Система отлажена четко, все до копейки записывается, столько, сколько нужно проходит официально.

Мы уже писали, как Институт рака в обход прозрачно «раздерибанил» 10 миллионов гривен на информатизацию заведения. Тогда за неделю до нового года институт закупил услуг и товаров у компаний с одинаковым адресом.

Подписи на документах ставили директор Института Елена Колесник и две представительницы тендерного комитета. Это экс-главный бухгалтер, уволенная после скандала с переплатой на лекарствах Светлана Сахно и главный юрист-консульт Анна Маркина (девичья фамилия Загорная).

Отец члена тендерного комитета и юриста Института рака Маркиной — ФЛП Загорный, а после его смерти и ее мать ФЛП Загорная — исправно выигрывают тендеры в самом институте, несмотря на конфликт интересов.

Новая команда Елены Колесник, директора Института рака, впечатляет.

Но ее заместитель — экс-прокурор, который пьяным устроил масштабное ДТП — не единственный. Например, его жена Анастасия Головко (девичья фамилия Носова) — менеджер по связям с общественностью Института.

У нее целое агентство, которое занимается коммуникациями и репутационным менеджментом — NoProblem Agency.

Раньше у них с мужем был фонд — «Люди доброй воли», который сейчас имеет официальный договор с Институтом рака.

Правда, фонд переписали недавно на тещу прокурора — Носову Маргариту Петровну. Похоже, жена не единственная, кто помогает «восстанавливать» Институт рака.

В Институте рака все хорошо, только не у пациентов, а у администрации.

У них есть госклиники, гособорудование и даже бесплатные лекарства и можно просто пользуясь бесплатно всем этим, класть огромные средства себе в карман.

Процесс сбора недобровольных «благотворительных» взносов налажен прекрасно, но вместо того, чтобы тратить их на расходные материалы или даже обновления клиники, за них покупают автопарки руководства института.

В декларации директора, которая в прошлом году была признана женщиной тысячелетия вместе с нардепом и женой генпрокурора Ириной Луценко, три джипа Volvo.

А пациенты и дальше будут продавать самое дорогое и собирать целыми семьями на 1 курс лечения или операции.

Бюджет Института рака — 287 миллионов гривен в год. Из них на закупку лекарств — 168 миллионов на 2018 год.

На 112 миллионов Институт закупает лекарства сам, еще на 54 миллиона — поставляет Минздрав.

За год в клинике лечат около 20000 пациентов. Это 8400 гривен на одного пациента в год только на лекарства.

На лекарства, которые ежегодно должны попадать пациентам.

Но онкобольные не то, что не получают этих лекарств, они еще кроме всего остального и в отдельную кассу доплачивают.

 

Share

One Comment

  1. Sona Quittner

    I just want to tell you that I am just all new to blogging and site-building and really loved you’re web page. Probably I’m planning to bookmark your website . You definitely have beneficial articles. Thanks a bunch for sharing your website.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.