Минул год со дня знаменитых дебатов на стадионе: Сегодня «разгромные» вопросы, заданные Зеленским Порошенко, задают нынешнему Президенту. И… нет ответа

Год дебатам Зе и По. Как бы Зеленский сегодня ответил на вопросы, которые он задавал Порошенко

Вчера исполнился ровно год с тех пор, как Владимир Зеленский разгромил на дебатах Петра Порошенко.

Это стало финальным аккордом предвыборной гонки.

На этих дебатах Зеленский буквально завалил Порошенко неудобными вопросами — всеми претензиями, которые копились у людей к пятому президенту.

А их очень много — и о разгромных поражениях на Донбассе, и о коррупции друзей Порошенко, и о многом другом.

Этот «обстрел вопросами» был удачным риторическим приемом Зеленского, который, по итогу и обеспечил его превосходство в дебатах.

И, наверняка, сыграл не последнюю роль в более чем убедительной победе Зе во втором туре выборов 21 апреля 2019 года.

Но прошел год. И «Страна» решила поинтересоваться, как бы сам Зеленский сейчас ответил на вопросы, которые он задавал Порошенко.

«Почему никто не сидит за Иловайск и Дебальцево?»

Именно в такой формулировке Зе обратился к Порошенко, когда зачитывал ему список из вопросов, которые в соцсетях задали украинцы.

Теперь этот вопрос можно адресовать и самому Зеленскому. Хотя сменился уже второй выдвинутый новым президентом генпрокурор, следствие по двум самым разгромным котлам ВСУ никто не ведет.

Более того — генерала Хомчака, который командовал войсками под Иловайском (и который так или иначе несет свою долю ответственности за Иловайский котел), Зе сделал начальником Генерального штаба, а потом и главнокомандующим ВСУ.

«Не хотите ли вы в качестве экспертимента прожить на минимальную зарплату?»

Еще один каверзный вопрос к Порошенко сегодня оборачивается против Зеленского.

В 2019 году, когда бюджет писался еще предыдущим Кабмином, минималка составляла 4173 гривны.

В бюджете 2020 года ее заложили на уровне 4723 — то есть повысили на 550 гривен, однако не дотянули даже до пяти тысяч. Причем на весь год — без возможности поэтапного повышения.

Примерно та же судьба ожидала и другие соцстандарты.

К примеру, минимальная пенсия в бюджете Зеленского выросла с 1638 до 1769 грн. В общем сугубо для галочки.

Прожить на эти деньги, понятное дело, нельзя никак. Даже «в качестве эксперимента».

Получается, и здесь Зеленский не смог бы ответить на собственный вопрос.

«Понесет ли власть уголовную ответственность?»

Вот как это звучало в формулировке Зе: «Петр Алексеевич, главный вопрос: понесет ли власть уголовную ответственность? И, если вам доведется оказаться в суде, будете ли вы говорить, что это месть и политическое преследование?»

За почти год президентства Зеленского Порошенко так и не довелось оказаться в суде. Хотя против него и открыто уже больше десятка уголовных дел.

Но уже второй генпрокурор Владимира Зеленского подозрений по этим делам не подписывает. И экс-президент ходит на свободе в комфортном статусе свидетеля.

Почему так — видно из политического контекста. Недавние голосования за «законы МВФ» смогли принять голосами Порошенко.

То есть за время, которое прошло с дебатов, между оппонентами вырос целый ситуативный союз.

Более того — вообще никто из предыдущей власти уголовной ответственности не понес. Все задержанные и арестованные судами «папередники» — Свинарчук, Пашинский — на данный момент отпущены домой.

Приговоров судов по ним нет, да и по сути дела и главные обвинения против них не рассматриваются. А преследуют их по второстепенным эпизодам, которые не имеют ничего общего с системной коррупцией в стране.

То есть видно, что дела затевают больше для хайпа, нежели для посадок.

Обещание по Свинарчуку Зеленский вообще озвучил прямо на дебатах: «Все Свинарчуки, Гладковские и если среди них окажется Коломойский, сядут в тюрьму».

Однако ни в какой тюрьме означенный Гладковский не сидит.

Не говоря уже о Коломойском, который хотя и имеет сейчас напряженные отношения с президентом из-за «антиколомойского закона», но, тем не менее, по-прежнему контролирует «Центрэнерго» и многие другие темы.

«Сколько вам занесли за Роттердам+?»

Еще один вопрос Порошенко, на который Зеленский уже и сам мог ответить, имея в руках все средства это расследовать.

«Роттердам+» — это формула цены на уголь для электростанций по его стоимости на бирже в Роттердаме плюс доставка в Украину.

Она действовала при Порошенко и считалась коррупционной — поскольку по факту уголь стоил дешевле. Таким образом на формуле обогащались поставщики топлива, которые были в доле с властями.

Главными бенефициарами этой схемы СМИ называли олигарха Рината Ахметова и президента Петра Порошенко.

Однако после прихода к власти Зеленского никто эту схему не расследовал — ее просто тихо отменили.

А сам новый президент со временем крепко подружился с Ринатом Леонидовичем.

Пост премьера занял бывший топ-менеджер олигарха Денис Шмыгаль, а министром энергетики была назначена Ольга Буславец, которая, в свое время, визировала в Минэнерго схему «Роттердам+».

«Почему ваши соратники до сих пор имеют по обе руки?»

Зеленский на дебатах напомнил Порошенко о его обещании — «руки отрубать тем, кто крадет на оборонке».

Эта претензия прозвучала как раз после разоблачения коррупции в ВПК, связанной с уже упомянутым Олегом Гладковским-Свинарчуком.

Тогда журналисты опубликовали переписки сына Гладковского Игоря и поставщиков «Укроборонпрома», которые откровенно обсуждали проценты, которые положат себе в карман.

После этого Порошенко уволили Гладковского с поста замсекретаря СНБО, но дела против него не открыли.

А вот когда похожая ситуация была у самого Зе, ничьих рук он отрубать не стал. И даже не увольнял никого. Речь о «пленках Ермака», на которых брат главы Офиса президента обсуждал продажу государственных должностей.

По большому счету этот компромат такой же примерно как и на Свинарчуков. Однако Ермака никто не отстраняет от работы даже на время расследования.

В общем та же история, что и при Порошенко.

«Если нет медицины, если нет доступных лекарств — какая это нафиг реформа?»

Так Зеленский обозначил свое отношение к медреформе Супрун, которая проводилась при Порошенко.

Но не прошло и года, как сам Зе — уже в качестве президента — продолжил реформу Супрун, запустив с 1 апреля ее второй этап. Причем не остановил этот процесс даже коронавирус.

Накануне запуска больница родного города Зеленского — Кривого рога — объявила о сокращении персонала в связи с урезанием финансирования.

В общем, «нафиг реформа» продолжается.

Share