«Они уже здесь!» Сколько боевиков из «Л/ДНР» уже легализировались в Украине, СБУ не знает даже приблизительно

«600 человек уже здесь»: как террористы из «Л/ДНР» легализируются в Украине.

Террористы, которые воевали против Украины, в последнее время спокойно легализуются на мирной территории. Они «чистят» свою биографию, удаляют фото в соцсетях и спокойно живут среди нас.

Даже СБУ не всегда в силе отыскать их. Правда, некоторые не могут сдерживать ненависти к украинским правоохранителям и прокалываются на этом.

36-летний Тимур Евтушенко стал известен и был задержан правоохранителями только после того, как с пистолетом хотел пристрелить двух полицейских в киевском кафе на ул. Лаврухина (Троещина).

Жизни копов, которые в тот вечер были одеты по гражданке, спасла неисправность оружия – пистолет дважды дал осечку.

Хотя по записи с камер наблюдения видно – агрессивный посетитель из Донецка не шутил. Одному из правоохранителей он приставлял ствол к голове, а второму пострадавшему целился в грудь.

Один выстрел все же произошел, сейчас полицейский прооперирован и его жизни ничего не угрожает.

Сайт «Миротворец» сообщает, что Евтушенко является командиром взвода разведки террористической организации «ОПЛОТ», он неоднократно пересекал линию разграничения и участвовал в боях в Дебальцево, Углегорск, Иловайск.

«Фанат ФК «Шахтер», в сентябре 2015 находился в Киеве на матче. Пересекает линию разграничения или российско-украинскую границу. В декабре 2015-го, по свидетельству очевидцев, прибыл на территорию Украины в город Дзержинск для сбора информации и дальнейшей передачи в ДНР«, – гласит запись в «Чистилище» еще в 2016-ом.

Сейчас «разведчик» находится под стражей. За хулиганство ему грозит до 7 лет. А вот участие в незаконном вооруженном формировании могут и не доказать.

«Мы проверяем информацию по этому человеку, но пока безрезультатно», – сказал нам собеседник в СБУ.

По данным МВД, Евтушенко дважды сидел в тюрьме – сроки получил в 2003-ем и 2009-ом годах.

Пока установлено, что мужчина находится в Украине легально – 17 июля 2018 он оформил и получил все документы, как внутренне-перемещенное лицо. Место выдачи – управление социальной защиты населения Лиманского горсовета, а фактическое место проживания – город Бахмут, улица Чкалова, 25.

В Киеве живет бывшая супруга Евтушенко, адвокат Ника Д. В конце 2018-го пара развелась, но и тогда у правоохранителей вопросов к мужчине не возникло.

Тимур Евтушенко удалил все свои страницы в соцсетях, поэтому и сложно найти доказательства его участия в войне. При этом все друзья «хулигана» – терорристы.

Например, 43-летний Николай Демидов из Донецка, судя по фото, дружит с Евтушенко не менее десяти лет.

По данным «Миротворца», Демидов является разведчиком-снайпером 3-й группы 1-й роты 2 отряда

На странице Демидова, который прячется под псевдонимом Василий Ветров, сделанные им видео и фото, доказывают, что он не просто позировал на войне с оружием.

«За родину, по фашистским оккупантам!», – говорит он на одном из выложенных в сети в феврале 2015-го роликах. И в этот момент на одной из сельских улиц разрываются снаряды. Террорист громко смеется.

Напомним, в то время шли ожесточенные бои в районе Дебальцево и Углегорска. Именно там, по информации «Миротворца», принимал участие и Евтушенко.

Брат Николая Демидова – тоже давний друг Евтушенко, он «служил» там же снайпером-разведчиком. Все свои страницы Павел в соцсетях сейчас удалил.

Но мы нашли снимки, где он позирует с оружием в руках.

Еще один давний друг Тимура, в том числе и по тюрьме, Александр Шудыкин из Макеевки. Он, по данным «Миротворца», «служил в ДНР» на должности разведчика-пулеметчика.

Мы нашли снимки Шудыкина и Евтушенко из тюремной камеры. Шудыкин тоже воевал против Украины.
Тимур Евтушенко (справа) в тюрьме

Стоит отметить, что ни одного из этих людей мы не нашли в базах розыска МВД или СБУ. То есть, если они захотят пересечь границу, или уже находятся на подконтрольной территории, то ни у кого из правоохранителей вопросов к ним не возникнет.

Случаи, когда террористы оказываются в Украине, обычно становятся известны общественности после резонанса, как, например, известная история с Романом Джумаевым, убивавшем украинцев на стороне российских оккупантов в батальоне «Пятнашка».

В сентябре 2019-го суд в Мариуполе отпустил подозреваемого под домашний арест. А спустя неделю неизвестный расстрелял его в подъезде собственного дома.

Полиция до сих пор активно ищет подозреваемых, в том числе среди представителей добробатов. Например, ДУК ПС.

Но в СБУ уверяют – проверяют всех, кто приезжает в Украину из неподконтрольных территорий. А странных персонажей пропускают сюда беспрепятственно – не случайно.

Но распространяться об этом в спецслужбе не хотят, ссылаясь на специфику оперативно-розыскной работы. «Но мы бы не сказали, что террористов с временно-оккупированных территорий здесь стало больше. Так же, как и в последние несколько лет», – говорят в СБУ.

Количество террористов, которые сейчас находятся в Украине, никто не назовет даже приблизительно. Но то, что они разочаровались в войне и пытаются легализироваться здесь, подтверждает и бывший замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука.

По его словам, существует несколько путей, как террористы попадают сюда.

Первый – это подделка документов. Такие случаи уже были, и личностей с фальшивыми документами задерживали, но это единичные случаи. Чаще всего такие люди попадают на территорию, которая контролируется центральной властью, абсолютно легально – через действующие контрольно-пропускные пункты.

«Также, ни стоит скрывать тот факт, что линия разграничения – это не сплошной ров с крокодилами. Существуют тропы-дорожки, которые постоянно использовались контрабандистами.

И не составляло никакого труда в фуру с сигаретами посадить несколько человек и перевезти, дав взятку за сигареты, а про людей ничего не сказав», – говорит Георгий Тука.

Кроме того, при пересечении линии разграничения, все проходят процедуру верификации через систему проверки пограничников «Гарт».

А в 2014-2015 годах, когда там происходил хаос, Тука с волонтерами сайта «Миротворец» вместе обустраивали спутниковую связь на пунктах пропуска.

«Это было сделано для того, чтобы пограничники могли пользоваться базами данных – своими, СБУ и «Миротворца».

Он добавил, что уже на подконтрольной Украине территории, в том числе в Киеве, проверка правоохранителями документов, происходит крайне редко.

«Я пытался вспомнить, когда у меня последний раз проверяли паспорт. И это было при авиаперелете. А если никуда не летать, то живи себе годами, и никто даже не спросит – кто ты такой», – уточнил Георгий Тука.

В СБУ могут назвать количество людей, которые принимали участие в незаконных вооруженных формированиях, были за это осуждены или воспользовались программой «Тебя ждут дома».

«А вот количества тех, кто находится здесь нелегально, ни один человек в стране не сможет назвать.

Но тезис о том, что многие из террористов разочаровались и хотят вернуться к гражданскому способу жизни, отвечает действительности. Но они боятся возвращаться домой по программе СБУ. И, по моему мнению, здесь могла бы помочь более широкая огласка, в том числе и на оккупированных территориях», – считает Тука.

А вот Иван (имя изменено) из Донецка, которому чудом удалось живым выбраться из города после подвала летом 2014-го, и с которым пообщался OBOZREVATEL, столкнулся с одним из пытавших его террористов прямо в Киеве.

Информацию о нем беженец сразу же передал в спецслужбы. Но преступник до сих пор на свободе.

«Это не один человек, таких очень много. И только тех, кого я знаю, здесь насчитывается более шестисот человек.

Как они сюда попадают? Через правоохранительные органы. Практически все правоохранители, которые сейчас работают на востоке, на подконтрольной Украине территории, раньше служили в Донецке.

Их друзья, родственники и связи остались там. А Донецк – это маленькая деревня. И условно говоря, террорист, который принимал участие в НВФ, приходит к силовику, которого косвенно знает. И просит – позвони своим в Мариуполь, у меня есть $10 тысяч – давай как-то меня вытянем», – объясняет собеседник.

И первым делом удаляются все истории в соцсетях, упоминания об участии в войне и снимки в форме.

Сейчас, говорит переселенец, крайне редко встретишь страницу террориста с фотографиями с войны. Но даже если они остались, не всегда украинские правоохранители принимают снимки в качестве доказательства.

«По одному из боевиков судья заявила, что, может, у него такое хобби – по вечерам разгуливать в форме по квартире. Это же не запрещено. А что касается оружия, то – не факт, что оно настоящее», – говорит Иван.

Если террорист более-менее известен в своих кругах, и действительно убивал на Донбассе, его в Россию не пускают.

«Никакое гражданство ему там не светит, ведь если он взял оружие в руки один раз, то сделает это еще раз. И в РФ это никому не надо. Поэтому боевики едут в Украину», – уверяет украинец.

А тех, которых ловят уже здесь, отпускают домой – в ОРДЛО за деньгами, чтобы было чем откупиться. И эта практика длится годами. Поэтому удивляться тому, что истории, как с Тимуром Евтушенко, будут повторяться – не стоит.

«В Днепре, например, был случай, когда там задержали террориста и отпустили обратно в Донецк за деньгами. Там родственники продали жилье, а вырученные за недвижимость деньги отдали, чтобы человек «был чистым» и с абсолютно отбеленной репутацией», – рассказывает дончанин.

В качестве примера приводит историю с Александром Игнатишиным из Макеевки – по нему сегодня идут суды.

Игнатишин, действительно, воевал на стороне пророссийских террористов, уверяет нас беженец. А в Украину заехал с территории России в 2015-ом и по поддельным документам. Сейчас же прокуроры сами ходатайствуют, чтобы дело против террориста закрыли. Мол, приехал сам, сдался добровольно еще и дал показания на своих сослуживцев.

«Но даже судьи обратили внимание, что ничего добровольного там не было, и он не собирался сдаваться. Игнатишина задержали в декабре 2018-го, причем не по его воле.

А спустя два месяца он, якобы, добровольно обратился в правоохранительные органы и решил воспользоваться программой «На тебе чекають вдома».

Но прокуроры объясняют, что им из СБУ пришли такие материалы, что им не в чем его обвинять», – рассказывает переселенец.

Программа СБУ, уточняет собеседник, рассчитана на тех, кто не совершал серьезных преступлений. Например, стоял с оружием на блокпосту. И это помогает избегать ответственности.

«И в этой истории все выглядит так же. Мол, ехал на машине, меня остановили вооруженные люди, заставили стать сепаратистом, а в случае отказа пообещали расстрелять», – рассказывает реалии собеседник.

По его словам, Игнатишин не просто стоял на блокпосту. «У него были проблемы с законом еще до войны.

Осенью 2013-го тот подрезал в одном из баров сотрудника прокуратуры. Поэтому весной 2014-го он сам взял в руки оружие. И дальше пошло-поехало, он грабил и убивал.

Потом этот человек перебрался в Крым, пытался там торговать наркотиками, но что-то не сложилось. Тогда он с сообщниками похитил человека, у которого снимал жилье.

Из пострадавшего, которого потом то ли покалечили, то ли убили, вытянули деньги и уехали сюда», – делится подробностями мужчина.

По его мнению, ситуацию изменить невозможно.

«При всем том, что я сам из Донецка, я понимаю, что вернуться и жить туда я уже не смогу и не хочу. И мое мнение, что эту область нужно отгородить забором и забыть, как страшный сон.

Хотя и это ситуацию не спасет. Будут проникать сюда и через Россию», – рассказывает Иван.

И добавляет, что в случаях, как с Евтушенко, есть ответственные за то, что такие люди попадают сюда.

«Его же кто-то пропустил через КПП. Поэтому если бы нашли того силовика, который впустил сюда боевика, не выяснив, что он участвовал в незаконных боевых формированиях, и начали по нему расследование, то правоохранители бы боялись делать это в следующий раз», – резюмирует собеседник.

По его словам, сейчас в Раде пытаются протянуть законопроект, по которому все террористы, в том числе воевавшие и убивавшие, будут освобождаться от наказания за участие в войне против украинцев. И после этого их вообще никто не сможет тронуть.

Share