ОРДЛО: почему боевики не показывают всех наших пленных, на какие уступки Украине надо идти и всех ли, кто взял в руки оружие, считать преступниками

Кого считать коллаборантами, нужны ли изменения в Конституцию и на какие уступки надо идти.

Бывший представитель Украины в Трехсторонний контактной группе, политик Евгений Марчук дал интервью Hromadske. Почему на Донбассе нет тишины, что нужно Украине для реинтеграции Донбасса и что делать с боевиками:

LIGA.net выделила 10 самых интересных тезисов с интервью Марчука.

Вспомнил, когда не было жертв на Донбассе. «Дольше всего огня не было в 2016 году. Тогда в сентябре-окятбре нам удалось продержаться полтора месяца. Это был единственный долгосрочный период, когда никто не погиб».

Но Россию это не устраивало. «После этого Россия дала указания и забрала своих представителей из СЦКК. После этого в 99,9% случаев нарушения происходили с той стороны.

Договорились с 00:00 такого-то числа прекратить огонь. В 00:20 уже фиксировалось нарушение. Мы все понимаем, что это была команда Москвы».

Украине нужен четкий план реинтеграции. «С украинской стороны нет достаточного четкого плана в виде постановление правительства касательно всех компонентов возвращения украинской власти на Донбасс…

Должно быть постановление правительства, в которой будут выписаны однозначные формулы гарантий, поручения разным министерствам что и до которого времени сделать».

И градация коллаборантов. «Руководители и функционеры ОРДЛО знают, что их ожидает, когда это все урегулируется? Допустим, знают. А уборщица в кабинете Пушилина? Она коллаборант или не коллаборант?

Есть огромное количество людей, которые где-то работали. Такая жизнь, они должны были где-то работать. Но они работали как коллаборант и боролись с возвращением украинской власти или нет? Должна состоятся градация».

А те, кто с оружием в руках, но не были на фронте? Для них должен быть предварительный ответ.

Или мы хотим партизанские отряды?! Чтобы уже на реинтегрированной территории иметь не меньшие проблемы».

В переходной период нужны языковые уступки. «В постановлении Кабмина должен быть перечень того, что нужно сделать на человеческом уровне…Например, образование: она остается или что-то меняется? Язык. Не нужны ультиматумы, что только украинский. Это не тот период.

Да, когда-то надо дойти и до этого. Но на какой-то период нужно идти на уступки».

В ОРДЛО наших узников намного больше, чем говорят. «Когда я еще был в минской группе, то у нас было не 72 подтвержденных пленных.

Мы точно знали, что живых было около 200…Нам надо настаивать на обмене всех на всех, а не только установленных».

Знает, почему Украине не хотят отдавать пленных. «Я убежден, что они (боевики — ред.) пытали этих людей и у них есть следы пыток: отрезанные уши и много чего еще. Они понимают, что это Гаага».

И как можно решить вопрос с границей и выборами. «Мы предложили синхронизировать введение миротворцев ООН с политической реформой. На первом этапе миротворцы располагаются на линии разграничения, на втором – заходят в центр, на третьем – выходят на границу, и это мы заканчиваем выборами. Это можно обсуждать».

Временные изменения в Конституцию могут помочь вернуть Донбасс. «Можно подумать о статье переходного смысла в самой Конституции ради того, чтобы спасти страну.

Но это очень тяжелая проблема с точки зрения восприятия обществом. Но нужно тогда ставить на весы: или непростой переходной период с риском или ничего и все продолжается?».

Share