Побег или очередное убийство украинского узника? Мама дважды плененного боится поверить боевикам: «Где ты, сынок?»

Побег или очередное убийство украинского пленного?

22 мая боевики «ДНР» заявили о побеге украинского пленного Григория Синченко, который был повторно захвачен в плен во время выполнения боевого задания.

По словам боевиков, Григорий совершил побег из изолятора временного содержания, объекта с усиленной вооруженной охраной, что в принципе невозможно.

Я очень переживаю и надеюсь, что Григорий Синченко жив. Но я боюсь, что в данном случае имитация побега может служить удобным сокрытием очередного преступления боевиков, написал Анатолия Поляков на своей странице в Facebook.

Українська асоціація полонених требует реакции властей на это событие.

Мы не хотим чтобы повторилась ситуация, как с Романом Беспаловым: тогда боевики заявили о его самоубийстве и тело было передано без внутренних органов и глаз через несколько месяцев после его убийства, а украинской стороной был полностью проигнорирован сам факт преступления.

В этот раз мы не позволим оставить ситуацию с Григорием Синченко без внимания.

Нас интересуют обстоятельства побега и мы требуем запросить эту информацию во время ближайшей видеоконференции ТКГ.

Выражаю слова поддержки, сочувствия и восхищения женщине, которая воспитала достойного сына, настоящего патриота Украины, и всю себя посвятила его освобождению, — Татьяне Гулевской

Я считаю, что нужно отдать должное матери Григория Синченко за мужественного и смелого человека, который добровольно встал на защиту суверенитета своей страны.

Украинская ассоциация пленных будет продолжать поддерживать Татьяну Гулевскую и добиваться чтобы ее сын Григорий Синченко был представлен к высшей государственной награде.

27 декабря 2017. Украинцы смотрят прямые трансляции с масштабного обмена пленными. Тогда с оккупированных территорий Донбасса вернули 73 человек — военных и гражданских. В списке заявленных значилось много фамилий, не привлекших внимания СМИ, среди них — Синченко Григорий.

26-летнего коренного дончанина представители незаконных вооруженных формирований задержали в декабре 2016-го и обвинили в партизанской деятельности. Григорий Синченко пробыл в плену год.

Пережив пытки, он решил вернуться в оккупированный Донецка и мстить. Сейчас пошел четвертый месяц, как Григория схватили во второй раз.

31 октября 2019 парня — избитого и в наручниках — привезли в дом бабушки в пригороде оккупированного Донецка представители так называемого «МГБ ДНР».

Более Григория никто не видел.

Как это – быть мамой пленного, Татьяна Гулевская рассказала «Украинской правде».

– Когда все началось в Крыму, Гриша учился на третьем курсе университета в Симферополе на политолога. Им сказали, что надо написать заявление, мол, просим перевести нас в российский вуз. Когда сын этого не сделал, его отчислили.

Он понимал, что происходит. Мы еще как-то были настроены пророссийски, а Гриша открыл глаза всем нам. Сказал, что это – оккупация, что Путина будут судить в Гааге.

Когда Гришу отчислили из университета, он приехал в Херсон, снял там квартиру и нашел работу. Но работа была непостоянной, а ему было необходимо продлить группу по инвалидности (по словам Татьяны Гулевской, с детства у ее сына проблемы с позвоночником и костями таза – УП).

В Херсоне он этого сделать не мог, поэтому был вынужден ехать в Донецк. Вернулся, полежал в больнице, получил справку. Но обратно к Херсону не успел вернуться – 2 декабря 2016 года его уже арестовали. Как мне потом сказали, он занимался партизанской деятельностью.

Я на то время работала в Москве няней, потому что уже была на пенсии. До меня эта весть пришла от дочери. Она позвонила и рассказала: «Бабушка сказала, что у нас в доме все перевернуто, Григорий исчез».

Дочь мне позвонила в пятницу, а в понедельник я уже была в Донецке.

Больше месяца мы о Грише ничего не знали даже, жив ли он. Звонили в больницы, в морги, наняли адвоката, писали в полицию, «МГБ ДНР», прокуратуру. Но везде нам отвечали: «Его нет здесь, его нет здесь…».

Как Гриша потом рассказал, в это время он был в подвале, умирал. Туда его бросили после пыток. У него был разрыв легкого, со связанными за спиной руками он лежал три дня. Его не выводили в туалет, не давали воды.

Только на третий день к нему подошли. Потом повезли в СИЗО, но там сказали, что таких не берут. И тогда его повезли в больницу имени Калинина. Мы с мамой договорились отвезти Грише еду, теплые вещи. Но нас не пустили. Наши телефоны прослушивали – мы об этом знали.

Помню, я все это время только молилась и плакала. Это было очень трудно пережить.

Но самое страшное было в второй раз. Когда он вернулся из плена, я приехала к нему, и он сказал: «Я буду возвращаться. Я, когда был в подвале, дал слово, что буду мстить, это простить невозможно».

После увольнения в декабре 2017-го Григорыій в Киеве проходил лечение. А потом ему дали комнату в модульном городке для переселенцев в Харькове. Я приезжала к нему, привозила деньги, которые мы накопили, предлагала купить квартиру. Но он отказался.

Игорь Козловский, который вместе с ним сидел, говорил, что Гриша, еще находясь в тюрьме, говорил, что он будет мстить. Я его умоляла, чтобы он этого не делал, но…

Когда я просила сына: «Не ходи туда, бог их накажет». Он отвечал: «У бога нет других рук кроме наших».

Он говорил, что желание отомстить больше жизни.

Я человек верующий, а Гриша – нет.

Мы с мамой молились, чтобы только никто не погиб от его рук. И чтобы он был жив.

Недавно в Киеве была акция в поддержку пленных, я поговорила там с людьми, которые недавно пережили плен. Спрашивала их: «Вам не хотелось отомстить?» Они отвечали: «Нет, нам хотелось умереть».

И Гриша говорил, что больше всего он хотел умереть. Потому что это боль, которую невозможно пережить. Когда тебе к половому органу подводят ток, когда по шесть часов мой сын висел на наручниках, его сильно били.

Только на третий день к нему подошли. Потом повезли в СИЗО, но там сказали, что таких не берут. И тогда его повезли в больницу имени Калинина.

Мы с мамой договорились отвезти Грише еду, теплые вещи. Но нас не пустили. Наши телефоны прослушивали – мы об этом знали.

Помню, я все это время только молилась и плакала. Это было очень трудно пережить.

Когда он второй раз вернулся в Донецк, я ходила, как мертвая. Потому что когда твой сын не хочет жить и идет в ад добровольно, то живешь и не понимаешь, зачем ты живая. Я уже несколько раз умерла.

Он из Харькова поехал в Белгород, оттуда — в Ростов. А потом пешком прошел 50 километров. Не знаю, как он это сделал, у него с детства проблемы с позвоночником, кости таза немного перекошены. И, когда он много идет, у него все болит.

Он рассказывал, что ночью шел, а днем ​​прятался. Гриша пришел домой и начал готовиться. Он сделал не одну акцию.

Сейчас в соцсетях пишут, что его задержали за подрыв базовой станции нелегального мобильного оператора «Феникс», подконтрольного боевикам ОРДО 27 октября.

Это недалеко от того места, где мы живем в Донецке. Он с террикона все это снял.

Позже неизвестные выложили в сеть видео, где показали записку со словами: «Это сделано с целью привлечь внимание к нечеловеческих пыток в подвалах МГБ. Жестокое обращение и привязки к конечностей проводов с током в» народных «республиках стали нормой. Народ Донбасса должен выйти на акцию протеста против пыток или фашистская республика останется без связи «.

«Сейчас по местному телеканалу новость о побеге крутят в сводках «МВД». Тем, кто укажет, где он скрывается, обещают награду.

Представители спецслужб были дома у моей мамы. Угрожали ей, мне, сыну, говорили, если найдут, не выпустят живым», — рассказала Гулевская по телефону «Укринформу».

На фото, которое террористы распространяют в виде ориентировки, на лице Григория видны следы ожогов, из чего что мать делает вывод, что сына в «ДНР» снова подвергали пыткам.

Кадр с «ориентировки», распространяемой террористами «ДНР»

В октябре 2019-го Синченко снова задержали «спецслужбы ДНР». И до сих пор его родные точно не знали, где он и что с ним.

«Я надеюсь, что Григория самом деле ищут, а не убили, а потом придумали историю с якобы бегством, чтобы скрыть преступление», — сказала в комментарии «Радио Свобода» Татьяна Гулевская.

Комментируя информацию на своей странице в Facebook, популярный украинский блогер Мирослав Олешко пишет: сообщают, что сбежавший украинский патриот из плена, мог быть просто убит или расстрелян, а дезинформация вброшена в СМИ, чтобы не было обвинений, что был казнен безоружный пленник.

Блогер отмечает, в любом случае, к сожалению, мы не слышим от президента Украины, от СБУ вообще ничего, нет никакой реакции на этот счет, нет никакого волнения за судьбу своих граждан, над которыми издеваются российские боевики.

Конечно, хочется верить, что проводится тайная спецоперация, о которой публично, обществу лучше пока ничего не знать, но не хочется же верить, если там наверху, на Банковой, всем глубоко плевать на эту ситуацию и судьбу этого человека.

Share