Почему людей с активной гражданской позицией власть преподносит обществу как местных сумасшедших: мысли после покушений на активистов

Через несколько лет после революции достоинства произошло то, что и прогнозировали.

«В каждом государстве есть два десятка горячих голов. Поэтому их надо либо отрубить, либо перекупить».

Древняя мудрость. Которую часто используют как инструкцию для действий.

Зоя Казанжи, консультант по коммуникациям агентства E’COMM назвала свой пост » Местные сумасшедшие. Почему активисты проигрывают власти». Его опубликовало Новое время.

«Кто такие общественные активисты?

Это люди, на чьих плечах многие въехали во власть в 2014 году и там остались.

Это люди, которые шли на Майдан – в Киеве и своих гороах, – и не знали, вернутся ли.

Это люди, которые после Майдана и аннексии Крыма ушли добровольцами защищать страну, и большое количество погибло в котлах и замесах тех лет.

Это люди, которые искали лекарства, бронежилеты и тепловизоры по всему миру – и находили их.

Это люди, которые всем и всегда мешают. Любой власти. И неистово раздражают обывателей, которые не хотят никаких землетрясений в своей уютно-растительном жизни. И стремятся, «чтобы был мир».

Через несколько лет после революции достоинства произошло то, что и прогнозировали: кто-то романтично продолжает защищать интересы общин, рискуя собственной безопасностью, здоровьем и жизнью, а кто-то прагматично обеспечивает себя доходами, не гнушаясь возможностями и методами.

Гражданское общество находится в очень зачаточном состоянии.

Мы в своих городах хорошо знаем, кто является первыми и кто вторыми.

Гражданское общество находится в очень зачаточном состоянии. Мы действительно только учимся быть ответственными гражданами. Мы много ошибаемся. У нас поражена безопасность – глобально и локально.

Мы только учимся строить доверие в отношениях, но это оказывается сложным и болезненным. У нас практически отсутствует институциональное доверие.

Все это – болезни роста трансформационного общества.

Было бы хорошо обойти такую ​​стадию. Но пока не получается.

Нас колбасит, мы ссоримся друг с другом, у нас нет ресурсов, у нас слабые результаты, нас побеждает власть даже в мелочах. Любое решение, которое идет на пользу обществу, дается колоссальными силами.

Большинство тех, кто сидит на властных стульях, активистов ненавидят.

Говорю как та, которая недолго сидела на краешке такого стула и видела многие процессы изнутри. С одной стороны, сфера твоей чиновничьей ответственности запущена и рушится, ты работаешь как скорая помощь, чтобы нивелировать риски и последствия.

С другой – к тебе приходят люди, которые готовы разорвать, потому что у них нет еще одной жизни и они понимают, что каждый день – это время упущенных возможностей.

У нас уже украдено четыре года жизни. Реванши происходят и происхоили.

Одесса это демонстрирует очень наглядно и очень страшным способом – пытаясь уничтожить тех, кто мешает.

Мешает воровать, богатеть, покупать имения в Лондоне, выбирать пожизненно, принимать решения в интересах одного преступного клана.

Когда начинаешь думать об этом, охватывает страшное отчаяние.

Активисты проигрывают власти с ее ресурсами, неограниченными возможностями, репресийним аппаратом, методами дискредитации.

Когда-то один мой знакомый вынужденно эмигрировал во времена Януковича. Ему передали, что если не замолчит, то их с женой задержат с наркотиками и на основе этого лишат родительских прав. Я тогда послушала и рассмеялась: «Ну как так? Люди, которые не употребляют наркотики, вдруг становятся наркоманами и такими, что у них отнимают детей?! »

Другой наш знакомый, из силовых структур, серьезно мне ответил: «Ты просто не понимаешь. Если против тебя ВСЕ силовые и государственные структуры – прокуратура, полиция, суд и так далее, – ты проиграешь однозначно и уже в первом раунде».

Знакомый давно эмигрировал. И живет себе в стране, где никто не ставит целью уничтожить того, кто мешает маршировать.

Другой знакомый, когда мы разговаривали по поводу не расследования преступлений, сказал так: «Все зависит от политической воли. Все преступления раскрываются. Если есть команда их раскрывать. И если не уничтожены определенные структуры. Потому что для того, чтобы стать профи, нужно лет десять».

Мы имеем плохую тенденцию. Очень плохую. Преследования, запугивания, угрозы, дискредитации и другие методы по отношению к людям, которые не вписались в рейдерские схемы, не пошли в незаконные парамилитарные группировки, не работают на откатах, не соглашаются на бизнес или политические договорняки.

Активистам создают образы местных сумасшедших. С помощью информационных технологий нивелируют и придают негативную коннотацию слову «активист». Сталкивают лбами, бросая фейки и откровенную ложь друг о друге, шантажируют родными и близкими.

И эти тенденции, очевидно, только усилятся перед выборами.

Если это не прекратится, последствия непредсказуемо тяжелы. Или предсказуемо.

И не спрашивайте, почему в Одессе Сергей Стерненко, защищаясь, действовал так, как действовал.

Иногда нам не оставляют альтернативы.

Share

2 Comments

  1. Monte Stroder

    I just want to say I’m all new to weblog and absolutely liked your website. More than likely I’m want to bookmark your blog . You definitely come with remarkable articles and reviews. Regards for sharing with us your blog.

  2. Armand Tillema

    I simply want to mention I am beginner to weblog and truly loved this website. Most likely I’m likely to bookmark your blog post . You certainly come with really good posts. Thanks a lot for sharing your website page.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.