«Подорвались на собственной мине»: зачем штаб ООС искажает информацию о наших потерях? Чтоб «не нервировать» кураторов боевиков?

Информация о подрыве на своих минах машины 130 батальона оказалась непроверенной, доклад о подрыве на своих минах в районе участка разведения Золотое был подан в штаб ООС и Начальнику Генштаба ВСУ.

Но судя по фотографиям с места подрыва этот доклад не отвечает действительности либо, мягко говоря, первоначальное заключение было поспешным. Не исключено, что доклад сфальсифицирован — не знаю пока на каком уровне, но выясню. Идёт расследование, нужны свидетели, кто разбирается в обстановке в том районе, написал на своей странице в Facebook Юрий Бутусов.

Подрыв произошёл на дороге, мина взорвалась в колее. Причём накануне недалёко с этим местом произошёл ещё один подрыв, который тоже назвали случайным и своей миной.

Если бы первый доклад о подрыве накануне был сразу правильно идентифицирован, сегодня не произошёл бы второй взрыв и человек был бы жив.

К сожалению, весьма вероятно, что кто-то из командиров мог скрыть проход российской диверсионной группы к дороге. И чтобы не признавать дыру в боевом охранении и свою ответственность доложил ложную причину потерь.

На данный момент подрыв машин 130-го батальона у Золотого — боевая потеря.

Буду теперь контролировать ход расследования, которое ведёт ВСП. Обязательно опубликую, какие причины подрыва, и кто несёт ответственность за эту ситуацию.

На пост Юрия Бутусова в соцсети немало комментариев:

«…Керівництво ГШ із шкіри лізе, щоб не було показників, пов’язаних з бойовими діями. Придумують що завгодно, або доповісти, як хоче наш головнокомандувач. Мовляв, не стріляють».

«…Юра, вот скажи мне, чего стоит такой командир, который спасая свою шкуру не пожалел пацанов , раненных .. доложился .. И это офицер ? Боже, от Армии ничего скоро не останется ..

«… Не уверен, что можно говорить о самоподрыве. Практика показывает, что модель и производителя взрывного устройства специалисты устанавливают месяцами. Поэтому однозначный самоподрыв — это когда во время установки или разминирования. А тут — взрывы мин на известных нашим путях, да ещё и регулярно. Возможно, что эти мины ставят русские».

Share