Россия своих бросает. И не просто бросает, а подло и цинично расправляется. О реальной судьбе Штирлица (Исаева) мало кто знает. «Всевыврете…Такого не может быть»

И овладело отчаяние…

Жену Штирлица Сашеньку поставили к стенке.

Жену Штирлица расстреляли, а самого Исаева лишь после смерти Сталина нашли во Владимирском политическом изоляторе полуослепшего, беззубого, с перебитыми ногами, написал на ресурсе Исрагео д-р Арон ШНЕЕР, израильский историк и писатель, на протяжении четверти века — сотрудник института Яд ва-Шем, Иерусалим

Прочитал случайно попавший мне на глаза роман Юлиана Семенова «Отчаяние», вышедший в 1990 г.

Чудовищный страшный итог: разочарование, идеологический разрыв главного героя с советской системой, осознание ее сущности. Пустота, горечь, боль утрат, понимание того, что его деятельность способствовала становлению еще одной разновидности тоталитарного режима, во многом напоминающего гитлеризм.

Возникающие ассоциации работы НКВД с преступлениями нацизма, гестапо. Не разведкой, а именно гестапо. Человек, 27 лет за рубежом выполнявший задания советской разведки, оказался у разбитого корыта, сломленным и потерявшим надежду. И это кто? Исаев — Штирлиц…

Не случайно Семенов посвящает роман подлинному герою-разведчику:

«Светлой памяти моего друга Шандора Радо («Дора») посвящаю».

Шандор Радо тоже сполна познал, что такое благодарность советской власти.

Радо тоже после войны 9 лет отсидел в советских тюрьмах: был приговорен к 15 годам… Освобожден после смерти Сталина.

Юлиан Семенов в последних строках романа «Отчаяние» показал всю суть советской системы и подвел печальный итог своему творчеству, особенно серии романов о Максиме Максимовиче Исаеве – Штирлице.

Расстреляна жена «Сашенька». Та самая, с которой по фильму, якобы встречался Штирлиц в кафе «Элефант», и сын — «капитан разведки РККА», сошедший с ума от пыток в застенках НКВД, Александр Исаев.

Сам Исаев-Штирлиц 6 лет провел в советских тюрьмах. Лишь после смерти Сталина Исаева нашли во Владимирском политическом изоляторе: полуослепший, беззубый, с перебитыми ногами, он был помещен в тюремный госпиталь.

Леопольда Треппера и Шандора Радо выпускать нельзя: работа в «шарашке» продолжается; Радо пусть там сидит, благо Родины прежде всего…»

Заканчивается роман трагическими строками:

… «Золотую Звезду» Героя Советского Союза Всеволод Владимирович Владимиров (Исаев) получил из рук Ворошилова<…>

Обменявшись рукопожатием с «народным президентом», Исаев обязательного в таких случаях благодарственного слова не произнес, возвратился на свое место за столом заседаний, а перед началом коллективного фотографирования ушел, сославшись на недомогание.

Через месяц он начал работать в Институте Истории по теме «Национал-социализм, неофашизм; модификации тоталитаризма».

Ознакомившись с текстом диссертации, секретарь ЦК Суслов порекомендовал присвоить товарищу Владимирову звание доктора наук без защиты, а рукопись изъять, передав в спецхран…»

То, что Василий Гроссман осмелился написать в романе «Жизнь и судьба», сравнивая нацизм и коммунизм, Семенов выразил в названии диссертации Исаева-Штирлица и названием своего романа.

Знаменательный трагический итог творчества Юлиана Семенова, неоднократно выполнявшего некоторые специфические задания советских разведслужб.

25 июля 2013 г.:

«Рукопись романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», которая более полувека хранились в архиве Федеральной службы безопасности, передана в Российский государственный архив литературы и искусства. В 1961 году все экземпляры рукописи были изъяты. Член Президиума ЦК Суслов заявил Гроссману, что его роман может быть напечатан в СССР не раньше, чем через 200 — 300 лет.

Жизнь опровергла этот прогноз. На родине автора книга увидела свет меньше, чем через три десятка лет. Теперь рукопись будет храниться там, где ей положено, – в фонде Василия Гроссмана в Архиве литературы и искусства. В церемонии приняли участие заместитель директора ФСБ Сергей Смирнов, министр культуры Владимир Мединский, дочь писателя Екатерина Гроссман».

Семенов, я думаю, читал «роман «Жизнь и судьба» до его первого издания в России в 1990 году. Роман впервые был напечатан в Швейцарии в 1980 г. и Семенов, неоднократно бывавший в Швейцарии, не мог не знать об этом издании.

Прочтите роман «Отчаяние»… Очень трудное, неприятное, но необходимое чтение. Я не говорю о художественных достоинствах или недостатках романа.. Есть и то и другое. Но прочесть, я думаю, необходимо.

 

Share