Россияне видят это каждый день: Хрущобы, в которых живут, и китайские небоскребы — через реку. Обидно, блин.

Хрущобы против небоскребов. Как живут на границе России и Китая.

«Благовещенцы сидят в трущобах, в своих жалких бетонных конурках, но подходят к окошку, и если расковырять окошко от грязи, то видно Хэйхэ. И так счастливо становится», — ядовито сказал однажды про российский пограничный город журналист Сергей Доренко.

Правы ли он и другие критики, заглядываясь на сияющие китайские небоскребы?

Из Благовещенска до Москвы почти 8 часов лёта, а до Китая – 15 минут: переплыл Амур на пароме и готово.

Всему Дальнему Востоку Азия «роднее», чем Москва и Питер. Множество местных 25-летних никогда не бывали в столице родной страны, но часто гостят в Китае, Таиланде, заводят там друзей.

По большому счету жителям дальневосточных регионов нет никакого дела до проблем, о которых талдычат по центральным телеканалам: Украина, раздор с Западом, санкции… У них своя реальность.

Anews предлагает взглянуть и сравнить.

Благовещенск – Хэйхэ

Самое короткое расстояние между этими пограничными городами – всего 750 метров, в любую погоду они отлично видят друг друга с разных берегов Амура. В китайских СМИ их вежливо называют «близнецами», хотя с виду они очень разные. Причем российский город буквально заклеймили «уродцем» в сравнении с сияющим Хэйхэ.

«Благовещенск и Хэйхэ выглядят так, словно жил себе жил советский пенсионер, обветшал по-стариковски, а перед его окнами вдруг – бах! – особняк молодого миллионера. С иллюминацией, садом, парком развлечений», — написал побывавший там в начале 2018 года обозреватель «Комсомолки».

А годом ранее крайне ядовито оценил столицу Амурской области радиоведущий Сергей Доренко: «Благовещенск – это место ржавчины, пахнущее кошачьей мочой. Благовещенцы сидят в трущобах, в своих жалких бетонных конурках, но подходят к окошку, и если расковырять окошко от грязи, то видно Хэйхэ. И так счастливо становится».

Критиков особенно коробит тот факт, что Хэйхэ вырос на глазах из глинобитной деревушки на пустынном берегу, а старинный Благовещенск, который входит в тройку крупнейших дальневосточных городов, каким был, таким и остался.

Вечерами Хэйхэ загорается как неоновая реклама: с российского берега китайские высотки кажутся прямо-таки Лас-Вегасом. Впрочем, после полуночи иллюминация гаснет из экономии.

Российская пресса сообщает, что даже в такой «глухомани», как Хэйхэ, живет сотня китайских долларовых миллионеров, поднявшихся на торговле с Россией.

А китайские СМИ, например, крупнейшее онлайн-издание «Феникс», позорят наши власти, рассказывая о том, как обездоленные российские пенсионеры перебираются в Хэйхэ: «Всего лишь нужно пересечь границу, и они сразу заживут безбедно.

Съем дома в китайском городе обойдется дешевле, чем проживание в России. Раз в несколько месяцев пенсионеры возвращаются в Россию. Сняв пенсию, порыбачив и наговорившись со своими приятелями, они возвращаются в Хэйхэ для счастливой и беззаботной жизни».

По иронии, жители приграничных регионов России едут в Китай лечиться по той же самой причине – дескать, китайская медицина основана на экологичных «натуральных» продуктах. Ну и обходится дешевле. Плюс покупают в Китае лекарства, а также электронику и одежду, потому что в своей стране все это стоит как минимум вдвое дороже.

Забайкальск – Маньчжурия

Какие-то 6 километров разделяют российский поселок городского типа и китайский город, но между ними как будто дыра из прошлого в будущее.

Еще в 1990-е стороны договаривались создать совместную экономическую зону с безвизовыми поездками ради покупок, отдыха и культурного обмена. В итоге из небольшого поселка вокруг железнодорожной станции китайцы за 5 лет и 2 миллиарда долларов соорудили впечатляющий город, который теперь населяют 300 тысяч человек.

Его ежегодно посещают миллионы туристов, в том числе сотни тысяч русских, принося доход почти в 2 миллиарда долларов.

А с российской стороны никакого развития так и не произошло. Даже на карте Google видно, что арочные ворота Маньчжурии, которые символически должны были открываться в Россию, упираются в забор и степь.

Сам Забайкальск, как сравнивают путешественники, за 20 лет мало изменился, а во многом скорее пришел в упадок. Он производит депрессивное впечатление, а единственное место работы здесь – это железнодорожная станция.

Туристов «впечатляет» множество разрушенных или недостроенных зданий в поселке, словно здесь была война, и то, что на некоторых улицах до сих пор нет канализации, так что помои стекают на дороги.

В Забайкалье, где уровень безработицы выше, половина людей живут доставкой китайских товаров через границу, причем занимаются этим в основном женщины, таская на себе баулы по 25 кг и стоя по полдня в очередях.

Это не слишком благодарный труд – по 2 тысячи рублей за один проход через таможню. При «полной занятости» в месяц выходит 40-50 тысяч.

Мужчины в основном работают водителями, причем зарплаты на сайтах вакансий порой впечатляют. В Уссурийске, например, предлагают 60, 70 и даже 100 тысяч рублей. Но, как поясняют специалисты отрасли, в реальности выходит 30-40 тысяч – если вычесть затраты на содержание и страховку машины. И если «впахивать».

Уссурийск, май-2016. Фото: Depositphotos

В ближайшем к Уссурийску китайском поселке Суйфыньхэ (который русские называют просто Сунька) средняя зарплата в 2017 году составляла свыше 55 тысяч юаней в год – это примерно 45 тысяч рублей в месяц. При этом вариантов работы больше, а жилье и многие товары, как уже говорилось, стоят вдвое дешевле, чем в России.

Суйфыньхэ, декабрь-2016. Фото: romank0t / Instagram

В общем, понять, где лучше, непросто, хотя бы из-за разницы культур и менталитетов. Кстати, даже те наши соотечественники, которые знают китайский и часто бывают или живут в этой стране, лишь иронично усмехаются на попытки новичков понять китайцев. Но мы попробуем облегчить задачу – почитайте на досуге:

Поедание собак и другие распространенные мифы о Китае
Популярные продукты из Китая, представляющие опасность для здоровья

Share