«Русские взяли веру и религию и слепили монстра, который перемалывает людей»: убийственная правда о РПЦ

Известный участник АТО, блогер и поэт Глеб Бабич жестко раскритиковал Русскую православную церковь за ее позицию в отношении войны на Донбассе.

Бабич в эфире программы «Грани войны» на ObozTV прокомментировал тот факт, что многие боевики «Л/ДНР» позиционируют себя как православные христиане Московского патриархата.

«Все, к чему прикасается Русская православная церковь, превращается в дешевое шоу», — заявил АТОшник.

«Там нет веры. РПЦ – это коммерческая военная организация со 100-процентным пакетом акций у руководства Российской Федерации.

Там кроме истерики ничего нет – это миф, иллюзия и скрепы», — добавил он.

Также Бабич выразил мнение, что на передовой люди становятся «ближе к богу и ближе к вере, но дальше от религии».

Как сообщал «Обозреватель», ранее центр «Миротворец» обнародовал факты о том, как служители Московского патриархата в 2014 году помогали пророссийским силам захватывать восточные регионы Украины.

«Знаете, ведь мы много говорим о разных гранях войны, а вот о вере и религии на войне, как-то молчим. А зря! Хотим мы того или нет, но и вера, и религия, оказались фронтом, острой гранью войны, которая уничтожила много жизней, — написала на сайте «Информационное сопротивление» известный блогер Олена Степова.

Религия давно шагнула в сторону от морали. Как только у людей появился символизм, в том числе и религиозный, стало легче маскировать агрессию, войны и банальное мародерство. Крестовые походы, инквизиция опять же, в общем, ничего нового эта война нам не открыла.

Русские взяли веру, религию, символизм, и слепили из этого монстра, секту, которая просто перемалывает людей, зарабатывая деньги, формируя общественное мнение, сталкивая, направляя и зарабатывая.

Церковь стала источником дохода, бизнесом и оружием.

В Свердловске, где я жила, церковь использовали для манипуляции людьми задолго до войны. Свердловчане помнят, как в церкви молились за «отца города» генерального директора угольного объединения Горового, как потом менялись гендиректора и молитва за «отцов».

Вспомнят, как в церкви шла агитация перед выборами за мэра города, и предавались анафеме его несогласованные оппоненты. Вспомнят и бои между приходами, вот это, «кто пошел молиться в храм, расположенный не возле его дома, тот продал душу дьяволу».

Война тоже пришла в город из церкви. Там благословляли на «защиту Отечества», святили автоматы, русские триколоры и танки.

Агитация в церквях против Украины велась и ведется адовая: геи, лесби, детей едят, продажа на органы, поругание законов божьих и заветов Сталина, фосфорные бомбы, ядерный пепел и прочий бред.

Россия же представляется Меккой, Третьи Римом. Монархическо-социалистическо-коммунистически-православной страной, где …. Думаю, нет смысла перечислять рашистские пропагандилки.

Священникам верят, они не могут лгать, поэтому душещипательные рассказы о распятых укропами старушках в радиоактивном пепле, идут на-ура.

Церковь в ОРДЛО стала мощным кнутом и пряником, заняла все сферы жизни, ведь даже в детсадах и школах ведется православная работа с детьми, больше похожая на запугивание, моральное насилие и подготовку готовых умирать за веру и отечество сектантов.

Церковь в ОРДЛО управляет многим. Политикой «помолимся за отца и руководителя республики нашей», здоровьем «не лечитесь укропским снадобьем, не делайте прививок, они меняют гены и делают вашего ребенка геем», психикой «и пошли люди крестным ходом и отступили укры».

Сила манипулятивного воздействия церкви в ОРДЛО настолько велика, что если эта самая церковь выступит за ввод миротворцев, люди тоже их примут с единичным сопротивлением. Но, если церковь выступит за массовый суицид, люди, и даже дети, наденут пояса шахидов и пойдут умирать за «святую русь».

Мы недооценили влияние веры на общественно-политическую жизнь. Посмотрите, сколько политиков прибегает к манипуляции верой. Здесь, там, в России. Это опасные прецеденты.

Церковь должна быть за мир и любовь, против голода и войны, а не их посыльным. Церковь должна быть вне. Вне школы, политики и государства. Посмотрите на Россию, церковь давно стала оружием массового поражения. И бизнесом.

Например, еще до войны, мой кум, владелец небольшой IT-компании, вдруг решил стать священником. Сразу начались агрессивные «вы должны», навязчивое чтение Библии со своей трактовкой, и «прививки-зло», и так же сразу мы услышали о том, что это «хорошее вложение средств и вечный бизнес».

Война для него стала источником вдохновения. Перлы о распятых младенцах в ядерном пепле транслировались настолько агрессивно-возвышенно, что даже его дети начали бояться меня, укропки, и открыто говорить о смерти.

В мае 2014 года в их доме стояло больше 50 бутылок с бензином. «Когда в город войдут укры и негры НАТО, мы будем их жечь, а если они зайдут в дом, я сожгу детей, чтобы они им не достались, мы станем мучениками во имя России»,-бормотала экс-айти-технолог, моя кума и жена «священника».

Война дала ему многое. Умение убеждать и умение использовать любую информацию в своих целях, паства, рыдающая от душещипательных историй, отдающая последнее, чтобы спасти души и тела от «гомосеков НАТО».

С 2014 года ни одно мероприятие в ОРДЛО не проходит без участия церкви. Даже принятие в пионеры. Да, в ОРДЛО освящаются танки, портреты Гиркина, Мозгового, Путина, Сталина и пионеры. И да, в церкви рядом идут монархия и коммунизм. Путин-монарх, Сталин-герой. И крестный ход против туберкулеза.

До войны у нас с мужем была небольшая столярка, и многое в церквях города построено нашими руками. Мы сдружились семьями с Владимиром Марецким, и когда он получил приход в селе Провалье, разбирали построенный на месте старинного храма клуб, чтобы возродить его. Пели песни. Пили чай. Мечтали об украинской церкви и возрождении села, пысанок, обрядов.

Потом его перевели в другое место на службу, в Новый Айдар, так сказать на повышение. Когда началась война, я увидела знакомое лицо Владимира Марецкого, задержанного с автоматом в руках.

Он шел убивать членов избирательной комиссии, ведь тогда Луганщина готовилась к выборам Президента. После задержания СБУ Владимира Марецкого в городе начался треш, священный треш распятого мальчика.

Его супруга рыдала, что Владимира убили в церкви и разделали на органы. В городе шли молебны за мученика, и собирали деньги ему на похороны. Жена и дочь раздавали интервью о замордованном в подвале СБУ мученике Владимире, и собирали деньги.

Владимира Марецкого живого и здорового отпустили из Харьковского СБУ, почему, вопросы не ко мне, говорят, «высшие силы позвонили», что еще раз убедило меня в опасности влияния церкви на государство.

Тогда в городе так же ожесточенно, не вспоминая о «погребении мученика» те же люди, в тех же церквях, стали собирать деньги на лечение Владимира, которому «укры» вырезали все органы.

Сейчас он живет в РФ. Снова в сане. Приезжает в Украину. Дочка учится в Харькове. Снова пастве несет околесицу о величии России и распятых мальчиках, ну, и, конечно же, о том, что он лично был под фосфорно-водородными бомбами, и остался жить лишь благодаря вере. Достаточно погуглить, чтобы убедится в правдивости моих слов.

Вера… И туда вонзился нож «русского брата». Все, к чему прикасаются русские, превращается в тлен. Я испытала настоящий шок от увиденного в оккупации.

Война – это прежде всего люди. Их слова и поступки. Оружие вторично. Люди лгут, чтобы запугать других людей и сделать их рабами страха.

Люди создают иллюзию, чтобы поместить туда других людей и сделать все, чтобы они поверили в этот симулякративный мир.

Люди используют любовь, страх и веру других людей, чтобы убивать их руками при их одобрении, прятать свои преступления за культовые догмы и мораль, делая их всех соучастниками и заложниками.

Священники из ОРДЛО свободно перемещаются по Украине. Семинары, знаете ли, слеты, молебны, обучение и прочая светская жизнь. Санов там никого не лишили. Деятельностью в ОРДЛО и работой на террористов никто не интересуется. Проповедь не считается агитацией и пропагандой. Там это давно поняли.

Ризы и рясы, сан и чин давно используют и для провоза пророссийской литературы, наркотиков и оружия. Священники возят и наличку, и золото, и банковские карты, и паспорта. Их не обыскивают. Никто не проверяет их принадлежность к епархиям.

Есть ряса и крест, значит служитель. Кого? Чего? Поэтому священники или «священники» и гоняют, как в Россию, так и в Украину «вкусные» грузы: фальсификат сигарет, наркоту, золото, валюту.

МП в ОРДЛО — единственная конфессия, которая на войне не помогала нищим и голодным, получая гуманитарку, делила между «своими». Я писала о том, как был удивлен священник из Крыма, который привез гуманитаркку «голодающему Донбассу» и услышал от свердловского коллеги — «даже в голод народ обязан делать все, чтобы священник не нуждался, это они нас должны кормить, а не мы их».

А в церквях стаду преподносится «умирающая Украина», «воскрешение веры в России», «Россия-третий Рим», «гей-Европа», мри народ, за бизнес, за идею, за ложь.

В церквях ОРДЛО молятся и за нашу погибель, и за победу России, и даже проводят обряды отпевания над нашими политиками. Сектанство? Сатанизм?

Верящие в Сталина и Ленина люди, мечтающие жить в СССР, где религия не приветствовалась, а попов расстреливали, молятся царю Путину и царю Николаю. Освященные пионеры и танки «на Берлин» и «на Киев», священники с автоматами и священники с Писанием, которое они трактуют по своему усмотрению, колеблясь с линией партии.

Я не смогу простить России еще и эту потерю. Нет, не веры, она так и осталась где-то в районе сердца, скорее потери еще одного безопасного места, которое я считала неприкосновенным для войны.

Попирание веры, это, как бы страшный грех. Но, думаю, что манипулирование верой, манипулирование людьми, еще страшнее. А нам нужно извлекать уроки». — написала Олена Степовая.

 

Share

One Comment

  1. Danilo Rubiano

    I just want to say I’m all new to blogging and site-building and really liked you’re blog. Most likely I’m going to bookmark your blog . You surely come with fabulous articles and reviews. Cheers for sharing with us your website page.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.