Русскоязычный канал для ОРДЛО: Почему не найдет отклика «украинская пропаганда», и с каких пор для Донбасса патриотизм — это удобства для жизни

С февраля 2020 года Украина планирует запустить новый телеканал. Его вещание будет производиться исключительно на территории Донбасса на двух языках: русском и украинском, заявил ранее министр культуры, молодежи и спорта Украины Владимир Бородянский.

Будет ли такой телеканал интересен жителям временно оккупированных территорий и каким образом его начнут транслировать в ОРДЛО?

Какие сегодня настроения у жителей Донецка и Луганска? Много ли там желающих вернуться в Украину?

Об этом и о многом другом «ФАКТЫ» поговорили с главным редактором сайта «Новости Донбасса», уроженцем города Донецка Алексеем Мацукой, который хорошо знает специфику и менталитет этого региона.

«Я думаю, что украинское вещание на оккупированных территориях необходимо. Люди, которые находятся там, не видят новостей о самих себе.

Все, что им показывают, — это исключительно выверенная повестка дня со стороны самопровозглашенных властей.

Сигнал, который будет поступать в Донецк и Луганск из Киева или, скажем, Львова однозначно будет глушиться. Если речь идет об обычном сигнале, который поступает на обычную антенну. Но там сейчас давно никто не смотрит ТВ с помощью обычной телевизионной антенны.

Основная категория телезрителей на временно оккупированных территориях выбирает кабельное телевидение.

Для нас это тоже не выход. Понятно, что никто не будет пускать кабель из Украины на территорию, подконтрольную так называемым «ДНР» и «ЛНР».

Остается спутник и интернет. Со спутниковым телевидением тоже будут проблемы. Вы же знаете, что Украина переходит на кодирование своих же спутниковых сигналов, и теперь, чтобы смотреть телеканалы через спутник, украинцам нужно покупать специальные тюнеры.

Поэтому приоритетом остается интернет-телевидение.

Хотя я хочу сказать: создавать полноценный телеканал в интернете в том виде, в котором мы привыкли его смотреть — с новостями, фильмами и различными ток-шоу — это не совсем целесообразно.

Нужно понимать, чем можно заинтересовать потенциального телезрителя на временно оккупированных территориях.

Вот, например, мы делали видеоролик о том, как продать квартиру в Донецке, и выкладывали его на YouTube. Этот ролик набирает очень хорошее количество просмотров, несмотря на то, что был снят пару лет назад.

Думаю, что им будет интересно посмотреть телепередачу на тему, как получить украинский паспорт, например. Или как переоформить недвижимость, право собственности? Как вывезти ребенка в Украину, какие нужны для этого документы?

Мне кажется, что такой телеканал должен рассказывать, как жителям ОРДЛО упрощать свою жизнь в и без того сложных условиях.

Нужно рассказывать о том, какие опасности могут поджидать обычных мирных жителей оккупированного Донбасса. Вот, если вас задержат на улице, например, Донецка, с украинским паспортом в кармане, то могут отправить «на подвал» и продержать там три часа до выяснения обстоятельств. Оттуда вас выпустят без украинского паспорта.

Вот что делать людям в такой ситуации? Мы должны об этом им рассказывать.

Или вот еще, например. Если вы едете по Донецку на автомобиле с украинскими номерными знаками, вас тоже могут задержать. Причем даже на целый день.

Вопрос: а как же тогда доехать до украинского КПВВ (контрольный пункт въезда-выезда)? Вот.

Вроде бы, это и не относится к новостям, но это именно та повестка дня, которая интересует людей, там живущих.

Тем, кто будет заниматься таким телеканалом, нужно хорошо знать местную специфику. И стараться максимально избегать пропагандистских клише и ярлыков. Тогда, возможно, у такого телеканала в ОРДЛО будут свои зрители.

Для наполнения телеэфира нужно привлечь достаточно широкий круг производителей контента, который связан с Донбассом.

Тут и наша организация — Донецкий институт информации, где я работаю, может к этому подключиться, и «Радио Свобода» и «Громадське телебачення».

К тому, что именно будет показывать этот канал, который создается для жителей ОРДЛО, нужно подходить очень ответственно. Если это будет что-то вроде «участники „Битвы экстрасенсов“ ищут на карте Донбасс», это не совсем то, что может воспринять потенциальный зритель на временно оккупированных территориях.

Знаете, я не сторонник того, чтобы мы с россиянами соревновались в пропаганде. Мне кажется, что новое телевещание для временно оккупированных территорий не должно копировать российское федеральное телевидение.

Наша задача — показать людям, которые живут в оккупации, что Украина готова им помогать всеми возможными способами. И украинскую армию они должны воспринимать не как что-то страшное, которое будет преследовать и расстреливать, а как часть нашей инфраструктуры.

Любая пропаганда с нашей стороны у большинства жителей ОРДЛО будет вызывать только отторжение.

Дело в том, что существует очень мало людей, которые бы хотели признаться в том, что они глупее, чем кто-то другой, только на том основании, что у них был иной способ получения информации. Никто не хочет признавать, что совершил ошибку.

В Украине ведь тоже в СМИ были ошибки, связанные с информационной политикой. Поэтому я считаю, что основной посыл нового телеканала для ОРДЛО должен звучать так: «Что мы можем сделать полезного для жителей временно оккупированных территорий?»

Конечно, соревноваться с Соловьевым, Киселевым, Скабеевой, Поповым — можно. И мы видим некоторые примеры на украинском телевидении. Даже есть телеканалы, которые делают шоу, подобные российским. Но у наших охват, конечно, меньше, чем у российских пропагандистских каналов.

Мне кажется, что сегодня государство не может позволить себе тратить деньги на продолжение токсичности, — считает Алексей Мацука. — Мы должны ставить во главу угла человека и его потребности, а не желание быть кузницей мозгов.

В условиях ограниченного бюджета на 2020 год, в том числе и на информационное вещание, логика нового канала может быть в том, что русскоязычный регион нашей страны находится в зоне стратегического интереса Украины как государства.

На сегодняшний день «Останкинская башня» пока производит более успешные модели пропаганды.

Но Украина может защищать право на свободу слова и свободу выражения мнений — именно это и может быть нашей фишкой. На канале должны работать именно журналисты, а не пресс-офицеры, или PR-менеджеры.

Ведь именно журналистов боятся в «ДНР» больше всего. Именно журналистов в Донецке и Луганске зачистили первыми в 2014 году. Потому что прекрасно понимали, что журналисты ведут сбор данных. Для главарей псевдореспублик правда о них самих — смерти подобна.

Когда все узнают про их особняки, их реальный уровень жизни, про доходы, как только люди увидят образ жизни того же Пушилина в Москве, вся их империя может рухнуть, потому что никакой народной поддержки никогда не будет, если жители временно оккупированных территорий узнают про них правду.

Хотят ли люди обратно в Украину?

Если такая статистика и есть, то она не отражает реальные настроения жителей ОРДЛО. Понимаете, когда в мирное время, на мирной территории проводится какой-либо опрос, гражданин отвечает максимально честно. Потому что он, отвечая, находится в безопасности.

Чего нельзя сказать о людях, живущих на оккупированных территориях. Человек, к которому обратятся с вопросом: «Хотели бы вы, чтобы Донецк снова был в составе Украины?» — тысячу раз подумает, что именно ответить, чтобы не попасть «на подвал».

Но даже если он и ответит однозначно: «Да. Я хотел бы жить в Украине», — его ответ тоже не сможет дать представления о реальных настроениях в оккупации. Потому что, если журналист начнет дальше выяснять: «А почему вы хотите вернуться в Украину?» — ответ будет, скорее всего, таким: «Ну, потому что мы раньше думали, что будем в России, но нас туда не взяли»…

Плохо это или хорошо? Вроде бы не из-за патриотических чувств житель ОРДЛО хотел бы вернуться в Украину.

Но что такое настоящий патриотизм? Специфика всей Восточной Украины в том, что жители соизмеряют патриотизм с удобствами для жизни.

То есть вот, например, Украина открыла «Интерсити» в Константиновку — это хорошо. Это показатель: «Я люблю Украину». Украина выдает биометрические паспорта в километре от оккупированных территорий — это тоже хорошо и удобно.

А вот в Западной Украине патриотизм другой. Там больше ценится отношение к языку и религии. Это скорее этнический патриотизм.

У каждого региона Украины есть собственное понятие, что такое любовь к родине. И когда представители одного региона говорят: «Мы любим родину потому-то и потому-то», то представители другого могут сказать иначе. Например: «Мы любим Украину, потому что к нам поедут туристы и это позволит развиваться малому бизнесу, а людям — сдавать свои квартиры приезжим».

Когда начнется вещание нового телеканала для Донбасса, эти особенности нужно учитывать.

Ранее «ФАКТЫ» писали о том, что Украина собирается создать всемирный русскоязычный телеканал, который будет использоваться для усиления позиций государства в информационной борьбе.

Share