Рябошапка заговорил: Президента раздражало, что нет юридических оснований для привлечения Порошенко. Потому решил найти генпрокурора, которого это не остановит

Рябошапка подтвердил, что «дела Порошенко» обсуждали с Зеленским.

Бывший Генпрокурор Украины Руслан Рябошапка подтвердил, что так называемые «дела Порошенко» обсуждались с президентом Зеленским.

Об этом он рассказал в интервью изданию «Левый Берег», передает Цензор.НЕТ.

Производства, открытые в ГБР против Порошенко, Зеленский обсуждал и с Ириной Венедиктовой, в то время главой ГБР, а теперь — Генеральным прокурором. Рябошапка отмечает, что преследования Порошенко напоминают ему времена Януковича, который тоже преследовал политических оппонентов.

«Такая история могла повториться. Ситуации где-то похожи», — говорит Рябошапка.

«Если никаких оснований нет, невозможно и привлечь к ответственности. Если они есть, тогда это можно делать. А делать так, как делали предыдущие власти, очевидно, нельзя.

Я объяснял президенту, что, по крайней мере, по двум кейсам, в частности, по делу Высшего совета правосудия, что эти истории не являются перспективными.

А Венедиктова рассказывала, что Генпрокурор блокирует работу ГБР», — вспоминает Рябошапка.

Он также подтвердил, что проект подозрения, подписанный Венедиктовой и переданный в Генпрокуратуру, был юридически безграмотным и не имел правовых перспектив.

«Документ был подготовлен следователями ГБР и прислан в Офис Генерального прокурора. Прокуроры просмотрели и в тот же вечер сказали, что это некачественный документ. Поэтому прислали в Государственное бюро расследований на доработку.

Документ был весь исчерчен. Мало того, что там на самом деле не было доказательств, которые могли бы подтвердить преступления, в которых подозревался пятый президент. Так еще и юридически все было очень несовершенно оформлено», — рассказал Рябошапка.

Бывший Генпрокурор считает, что Ирина Венедиктова имеет недостаточный уровень квалификации для руководства правоохранительных органов.

«Конкурс на руководителя ГБР она бы не выиграла, если бы он был честный и прозрачный. Потому что она не имеет необходимых качеств — ни моральных, ни профессиональных, чтобы этот конкурс выиграть. И, в принципе, ее поход в Верховный Суд это показал (в свое время Венедиктова не сумела пройти конкурс на должность судьи ВСУ. — Ред.), — напомнил Рябошапка.

Об этом свидетельствует, в частности, и юридическое качество проекта подозрения пятому президенту, который подготовило ГБР.

Когда Ирина Венедиктова пыталась подписать его в Генпрокуратуре, ей объяснили, что подобные дела по подследственности относятся не к ГБР, а к НАБУ.

«Венедиктова не совсем хорошо разбирается в уголовном процессе. Думаю, она узнала о нарушении подследственности, когда мы обсуждали качество этого подозрения.

Мы просто прочитали ей цитату из Уголовного процессуального кодекса, и она удивленно узнала, что это подследственность НАБУ. Поэтому пришлось отдать это дело в НАБУ.

А Холодницкий исключил статью 364 УК из квалификации, чем частично подтвердил мою правоту, что там нет злоупотребления властью, и отправил дело обратно в ГБР», — объясняет Рябошапка.

Бывший Генпрокурор отметил, что у производств, которые «наплодило» ГБР против Порошенко, нет правовых перспектив.

«В тех 16 или 17 делах я ничего перспективного не вижу», — говорит Рябошапка.

О том, что Зеленский вмешивается в работу правоохранительных органов, стало известно после обнародования в СМИ так называемых «пленок Трубы».

Из разговоров, записанных в кабинете бывшего директора ГБР Романа Трубы, следует, что офис Зеленского дает указания правоохранителям о преследовании Порошенко, а сам Зеленский проводит совещания с руководством силовых органов, где обсуждают эти дела.

Share