Слепота некомпетентных: эффект Даннинга-Крюгера объясняет, почему многие профаны в новой власти уверены, что они — высококлассные специалисты

Эффект Даннинга-Крюгера, или Почему профаны не понимают своей некомпетентности.

Индивиды, от природы лишены чувства юмора, любят рассказывать анекдоты. Водители, едва способные держаться в своей полосе, обожают учить других управлять автомобилем. Менеджеры без фундаментальных представлений о сфере, в которой работают, позволяют себе вызвать на ковер специалистов и корить за ошибки и непонимание сути работы.

Почему же они при этом не замечают собственной вопиющей некомпетентности?

Это связано с эффектом Даннинга-Крюгера, который заключается в том, что люди с невысоким уровнем интеллекта, недостаточной квалификационной подготовкой и узким кругозором не имеют возможностей для того, чтобы понять: решения, которые они принимают, — ложные, а талантов, которыми они себя наделяют, у них нет, пишет Psychologies.

Вот почему они считают, что правы во всех своих действиях и лучше других понимают ситуацию.

Впоследствии такое мироощущение приобретает в ограниченном человеке черты психологической защиты. Он принимает решение отстаивать свою позицию вопреки всему, потому что чувствует: как только допустит саму мысль, что действует неправильно, его сразу потеснят с насиженного места более талантливые индивиды.

Зато у талантливых людей наблюдается обратный эффект: они хорошо понимают, насколько сложными являются законы реальности и насколько широко поле знаний, которыми в перспективе можно овладеть.

И это приводит их к занижению собственных способностей и недооценке своей роли в обществе. «Я знаю, что ничего не знаю», — говорил мудрец Сократ, который вел более чем скромную жизнь и постоянно терпел нападки дураков, уверенных в своей правоте.

Способен кто-то из ограниченных людей признаться себе в некомпетентности? Похоже, что нет.

Такой эффект был теоретически предсказуемым, а затем экспериментально подтвержденным (в 1999 году) работниками кафедры психологии Корнеллского университета (США) Дэвидом Даннингом (David Dunning) и Джастином Крюгером (Justin Kruger).

Теоретической основой для их гипотезы были наблюдения великих ученых и мыслителей. Даннинг цитировал Чарльза Дарвина: «Невежество чаще рождает уверенность, чем знание». И Бертрана Рассела: «Одно из неприятных свойств нашего времени состоит в том, что те, кто испытывает уверенность, — дураки, а те, кто обладает хоть какими-то воображением и пониманием, исполнены сомнений и нерешительности».

Практическим источником открытия эффекта, как ни странно, стало преступление, причем с элементом курьеза.

Авторов заинтересовал случай с вором Макартуром Вилером, который, прежде чем отправиться ограбить два банка, намазал себе лицо лимонным соком, потому что думал, что этот сок препятствует отражению в камерах видеонаблюдения.

Психологи увлеклись глубиной некомпетентности человека, который даже не пыталась проверить правильность своего представления, хотя ошибка грозила ей тюрьмой.

Собрав в одном зале людей из разных сфер деятельности и с совершенно разными уровнями знаний, авторы эксперимента попросили их сначала заполнить анкету, указав уровень своей компетентности в сфере, в которой они работают, а затем ответить на вопросы, которые помогают определить действительный уровень профессионализма.

По результатам тестов был составлен график, на котором демонстрировалось отношение реальных знаний людей к их уверенности в том, что они хорошо разбираются в своей сфере деятельности.

График выглядел несовершенной параболы. В левой части, где были представлены ответы наименее компетентных участников, она достигала апогея — стопроцентных значений их уверенности в собственных знаниях.

Затем линия стремительно падала: согласно ответам большинства людей, которые неплохо разбирались в своем деле, их оценки собственных умений и опыта были очень низкими.

Ближе к концу кривая снова поднималась: на этом ее отрезке были представлены ответы настоящих экспертов в своем деле, которые не могли не чувствовать, что разбираются в ней очень хорошо. При этом уверенность экспертов составляла на шкале около двух третей от убежденности полных профанов в высоком уровне своих умений и знаний.

Как установили Даннинг и Крюгер, профаны не только переоценивают свою компетентность, но и демонстрируют неспособность адекватно оценить специалистов с высоким уровнем квалификации в той же сфере деятельности.

К тому же профаны искренне не верят, что неправильно отвечают на вопросы, касающиеся их профессиональной деятельности, — большинство из них осталась при своем мнении даже после того, как им указали на ошибки и логично обосновали их неправоту1.

Эффект Даннинга-Крюгера неоднократно подтверждался другими исследователями. В частности, его проверили опросами студентов отделения акушерства и гинекологии Университета Флориды, а также большого количества терапевтов-практиков.

То, что для проверки выводов, сделанных психологами, взялись прежде всего за врачей, настораживает. Но есть надежда, что слепцы, которые оказываются неспособными увидеть бездну своего невежества и сияющие вершины знаний, достигнутые другими людьми, могут прозреть.

Даннинг и Крюгер предложили профанам учебный курс, которым было предусмотрено не только овладение знаниями, необходимыми для их профессии, но и формирование представлений о методах, с помощью которых можно выйти на реальные показатели компетентности и определить уровень профессионализма — как чужого, так и собственного.

В результате профаны осознавали уровень своей бывшей некомпетентности, при этом их компетентность после учебы не повышалась.

Share