Спасти, пока живой! Украина добивается немедленного освобождения или экстренного обмена пленного Валерия Матюшенко, захваченного боевиками «ДНР» в июле 2017-го. Состояние его здоровья критическое

«Человек в беде»: Украина просит экстренно освободить пленника боевиков «ДНР»

Украина добивается немедленного освобождения пленного Валерия Матюшенко, захваченного террористами так называемой «ДНР» в июле 2017 года.

По информации представителя Украины в Трехсторонней контактной группе Дениса Казанского, у незаконно осужденного украинца появились серьезные проблемы со здоровьем — он страдает сильными болями и быстрой потерей веса, что может быть симптомами онкологического заболевания.

Информация передана как ОБСЕ, так и России, и в настоящее время Украина добивается хотя бы проведения обследования ее гражданина.

«Украинская сторона просит обменять Матюшенко экстренном порядке, так как человек серьезно болен, и важно успеть его спасти», — написал Казанский в соцсети, констатировав при этом, что пока вразумительной реакции и четкого ответа со стороны боевиков Киев не получил.

Валерий Матюшенко по решению фейкового «суда» боевиков «ДНР» получил 10 лет заключения за «шпионаж» в пользу Украины.

…Татьяна и Валерий познакомилась 23 года назад, на День молодежи. Жили в городе Комсомольское Старобешевского района Донецкой области.

В семье был небольшой бизнес: в одном строении у жены магазин, у мужа – мастерская. В 2014 году, как говорит Татьяна, «пришла «ДНР» и у нас все забрали».

Российские гибридные силы вместо магазина и мастерской организовали военную часть.

Во двор прилетали «грады», падали балконы, вылетали окна. А еще Татьяна во всех подробностях помнит ужасы Иловайского котла в соседнем селе Екатериновке.

«Украина была расстреляна боевиками. Даже не боевиками. А с бугра. У нас недалеко Россия находится, граница. Они просто были в упор расстреляны.

Проезжали через Екатериновку. Висел на проводах, наверное, больше недели, украинский военный, которого, к сожалению, очень долго не снимали» – вспоминает Татьяна Матюшенко.

Она говорит: в Комсомольском все знали, что их семья настроена проукраински. 15 июля 2017 года Валерий Матюшенко вышел из дома и пропал. Как выяснила Татьяна позже, на площади ему одели мешок на голову и увезли.

Три дня никто не знал, где он. Потом приехали из так называемого «МГБ» с обыском и сказали, что Валерий сознался в шпионаже.

Татьяна помнит, что ей тогда сказал один из боевиков: «Да, крепкий у тебя муж, долго не сдавался. Три дня (три дня – это считается долго). Но, как только припугнули твоей семьей, слишком он вас любит, и все рассказал».

Через несколько дней Татьяне разрешили отвезти мужу продукты. В «МГБ» ей показали подозрение уже на ее имя и сказали: «А теперь решай сама: ребенок в детский дом. А ты следом». И через две недели женщина с ребенком выехала.

До так называемого приговора Валерия Матюшенко долгое время удерживали на территории завода «Изоляция».

Татьяна говорит, что встречалась с одним из сокамерников мужа, который вышел на свободу за 50 тысяч долларов. Вот что он рассказал о состоянии Валерия: «У Валеры сломаны три ребра, что очень сильные пытки были, но он молодец. И все перенес достойно».

Позже матери дали бумагу о том, что с Татьяны сняли все обвинения. И женщина рискнула приехать к мужу на «суд».

«Я подошла. Схватила его за руки. И он смотрел сквозь меня. Такое чувство, что он не видел меня. Он смотрел куда-то назад, на их реакцию.

Видимо, у него такая была боль: он боялся, что меня сейчас заберут», – со слезами вспоминает Татьяна Матюшенко.

После «суда» поехала домой. Женщина говорит, что сразу же к дому подъехали несколько машин. И она три дня просидела дома на полу. По словам Татьяны, когда сотрудники «МГБ» были в соседнем кафе, она переоделась в мужскую одежду и выбежала из дома. Потом ее вывезли на подконтрольную территорию.

Татьяну уверяли, что Валерий есть в списках на обмен. А после обмена в 2017 году сказали, что его не отдали. Потом, говорит женщина, Матюшенко вообще исчез из списков.

Сейчас Татьяна живет в Славянске. Пытается заработать денег, чтобы хватило мужу на передачки в колонию.

Женщина говорит, что осталась сама со своими бедами. Ведь чиновники в министерствах не забывают оформлять себе финансовую помощь. А вот родственники тех, кого удерживают в тюрьмах в Донецке и Луганске, не получают от государства ни копейки, – с обидой и болью в голосе говорит Татьяна Матюшенко.

Правозащитники записали тысячи свидетельств людей, которые вышли из плена. Это военные и гражданские, среди них – мужчины, женщины, дети.

Многих из них били, насиловали, отрезали конечности, морили голодом. Это происходило повсеместно в местах их содержания, которые стали называть подвалами.

Масштабность и системность такой практики дают основания говорить, что мы имеем дело с международными преступлениями против человечности. А они, как известно, не имеют срока давности и не подлежат амнистии.

Валерий Матюшенко не попал ни в один из списков на обмен удерживаемыми лицами, несмотря на состояние здоровья. В день “пасхального обмена”, состоявшегося в апреле, родные пленных, которых удерживают в тюрьмах боевиков, обратились к президенту Украины Владимиру Зеленскому с просьбой обратить внимание на тех, кто до сих пор так и не попал в списки на обмен.

По словам журналиста Станислава Асеева, которого также удерживали в “Изоляции”, большинство украинцев вместе с которыми его удерживали боевики, пропустили три обмена.

Асеев добавил, что очень важно говорить не только о количестве, но и о качестве обмена.

Share