Своим — все, оппонентам — закон: Вот, оказывается, к кому на свадьбу в Сан-Тропе мотался глава Офиса Президента на День Независимости

Ладно, давайте еще прямее. О том, к кому на свадьбу мотнулся глава офиса Зеленского.

Этот пост Алисы Юрченко, журналиста и ведущей BIHUS.info как-то поубавил пафоса в фейсбучной ленте сторонников новой власти, с которой люди связывали столько надежд на перемены.

Наивные! Теперь понятно, почему так обиделся Богдан на «парахаботиков»: ведь по сути они «засветили» конспирологическую поездку главы Офиса Президента в Сан Тропе. Богдан практически легализовал своим присутствием сомнительную деятельность Андрея Довбенко и и свое желание «войти в долю».

Почему? Алиса Юрченко объясняет:

«Эпизод 1. Пару лет назад сотрудник Минюста рассказал такую историю. В 2015-м в рамках реорганизации их вывели за штат, а потом заново собеседовали.

Собеседования, помимо официальной части, включали и ту, для которой есть место в Уголовном кодексе. Рассказал, что его позвали в ресторан, где за столиком сидел один из вышестоящих сотрудников министерства и некто юрист Довбенко.

Вышестоящий сотрудник предложил оформить собеседуемого с таким условием: он будет отдавать наверх процент от всего заработанного. На ремарку, что тот ничего, кроме зарплаты, не зарабатывает, поступил ответ: либо зарабатывай, либо отдавай с зарплаты.

Довбенко, по словам моего собеседника, на той встрече присутствовал в роли таинственного молчаливого свидетеля. Ну, не министру же скреплять подобные договоренности?

Допускаю, что это все могло моему собеседнику просто присниться. Однако зафиксирую здесь для истории его рассказ — в контексте поездки Богдана к Довбенко такое стоит запомнить, даже если прямые доказательства сложно собрать.

Эпизод 2. Кстати, о министре. Как-то я трижды за полгода спрашивала Павла Петренко, знает ли он, кто такой Довбенко. Вот такой нейтральный вопрос.

И на этот нейтральный вопрос министр отчаянно врал. Говорил, что не знает такого человека. Трижды. И, что самое удивительное, при этом даже не интересовался, так а кто же такой этот Довбенко, о котором я так настойчиво спрашиваю.

Как оказалось, еще в 2015-м министр настолько хорошо его знал, что на встрече с десятком свидетелей предлагал сделать Довбенко главой исполнительной службы. И я нашла этих свидетелей. И они подтвердили.

Тогда, зачем врать “не знакомы”? Думаю, это такая защитная реакция, когда очень глубоко посвящен в то, чем занимается твой напарник.

Эпизод 3. После 2015 года Министерство юстиции наполнилось кадрами Довбенко и его друзей. Любой разговор с нотариусами, регистраторами, судебными исполнителями и пострадавшими от рейдерства с тех пор упирается в эту фамилию.

“Скажите, вы обращались в антирейдерскую комиссиию?” — спрашивала я у пострадавших. “Да. Но там не назначают жалобу к рассмотрению. Я консультировался у знакомых, говорят, за определенную сумму можно добиться, что назначат заседание. Но я не знаю, есть ли смысл. Если та сторона порешала через Довбенко, нет”.

“Меня лишила права работать частным исполнителем дисциплинарная комиссия Минюста после того, как я сделал свою работу и выполнил судебное решение”. “И что же за решение вы выполнили?” “Списал долг с клиента Довбенко”.

“Знакомые регистраторы говорят, что им предлагают платить ежемесячно некую сумму наверх, периодически выполнять внешние хотелки, чтобы не отключили от реестра, а в чатах с указаниями, что делать, присутствует некто АН.”

Поэтому история о поездке главы офиса президента к Андрею Николаевичу Довбенко — это не о личной жизни. И даже не о прогуле чиновником Дня Независимости. Это история о легитимизации того, что происходило в сфере Минюста в прошлые годы.

Легитимизации системы “заработай-сдай наверх”. Системы, где все на поводке, и действия чиновников невидимо подчинены преимущественно интересам клиентов одной юридической компании.

Поездка Богдана к Довбенко — это перечеркнутые фразы Зеленского и его офиса о борьбе с рейдерством, черными регистраторами и дырами в реестрах.

Кстати, помните ту глупую шутку с заявлением Богдана об увольнении без даты. Знаете, где до этого я столкнулась с такими заявлениями? Ага, в Минюсте.

Я даже аудиозапись публиковала, как у сотрудников отбирали такие заявления со словами “Це воля міністра”. У тех сотрудников, которых перед этим прособеседовали в духе “делись или уйдешь”.

Не знаю, откуда именно в офисе Зеленского такие порядки, но они точно родом из прошлого, где имел место шантаж и давление.

Вчера был день траура у адвокатов, нотариусов, регистраторов и всех, кто соприкасается с Минюстом.

Новости из Сен-Тропе убивают надежду на то, что все ключевые игроки новой команды хотят изменить систему, в которой “Министерство справедливости” сдано в аренду.

Кто же такой Андрей Довбенко? Загоните фамилию в Google и рядом выскочит Минюст, хотя он там никогда не работал.

Медийная активность Довбенко совпала с назначением его давнего товарища Павла Мороза заместителем министра юстиции Украины. Именно он отвечал за регистрационные действия, то есть он напрямую давал указания о нужных решениях Комиссии по вопросам рассмотрения жалоб в сфере государственной регистрации, пишет ресурс Схемы.

Одновременно, Довбенко является также бывшим однокурсником министра юстиции Павла Петренко. А как известно, значительные решения в Министерстве без главы ведомства не принимаются.

В Минюсте Андрея Довбенко называют смотрящим в коррупционной схеме, которая связана с отменой регистрационных действий. Расценки за такие услуги варьировались от 250 тысяч гривен, если речь шла о квартире, от 500 тысяч гривен, если это коттедж.

Когда речь шлао б отмене регистрационных действий в отношении крупных объектов – фигурировали суммы в размере около 4 миллионов гривен.

Также Довбенко, по данным СМИ, помогал выводить из Украины коррупционные средства в оффшоры под видом оказания юридических услуг «Андреас Неоклеус енд Ко».

Второй скандал, в котором фигурировал друг Андрея Довбенко, касается одесского имущества. Фактически чиновник Минюста отменил право собственности города и передал руины знаменитого Рыбного ресторана Одесского общества официантов (построен в начале XX века, расположен у Потемкинской лестницы) в собственность частной компании ООО «Аракс-Групп» из города Енакиево Донецкой области.

Учредителем и директором этой фирмы является некий житель Донецка Вячеслав Орлов. Реальным владельцем источники в правоохранительных органах называют Ивана Аврамова (человек Януковича).

Но ничто не может длиться бесконечно. Почти неприкрытая коррупция в стенах Минюста вполне закономерно привела в июле 2017 года к отставке Павла Мороза, пишет Антикор.

Он был призван на государственную службу для проведения реформ, направленных на упрощение ведения бизнеса и борьбу с коррупцией, но только усугубил ситуацию.

Его наследие, созданное за чуть более года плодотворной деятельности, предстоит распутывать гораздо дольше.

В июле прошлого года к нему на квартиру с обыском явились следователи, пытающиеся разобраться в нюансах дела о даче взятки в стенах министерства и участия в нем экс-чиновника. Показания против своего бывшего начальника дали 2 сотрудника министерства. Их поймали за руку при получении 200 тысяч гривен за отмену аккредитации столичного коммунального предприятия.

Подозрения в двойной игре экс-заместителя министра по вопросам государственной регистрации после визита в его апартаменты людей в погонах только окрепли.

С собой правоохранители в качестве улик забрали несчетное число печатей и штампов не только различных компаний и фирм, но и столичной нотариальной конторы.

В августе прошлого года Андрей Довбенко сделал сенсационное заявление. Он решил начать жизнь с чистого листа, отказавшись от дальнейшего участия в деятельности юридической компании Evris, созданной взамен опозоренной кипрским финансовым скандалом N&D.

Странным образом это событие последовало сразу после обыска в квартире Павла Мороза. Юридический консалтинг и аудит исчерпали свои возможности. Довбенко объявил себя венчурным инвестором и презентовал намерение создать специальный инвестиционный фонд.

Начинающий инвестор выразил твердую решимость развивать в Украине высокие технологи, выбрав в качестве основного направления блокчейн-стартапы.

Андрей Довбенко уверовал в IT-технологии и решил занять среди «айтишников» место, которое по своей значимости в прошлом веке было в авиастроении у украинских гениев науки и техники Игоря Сикорского и Олега Антонова. Меньшее его не устраивает.

Блокчейн действительно исключает возможность махинаций, которые проворачивал Довбенко вместе с заместителем министра Павлом Морозом, легко отменяя регистрационные действия, зафиксированные на бумаге.

Жулик, заработавший мозоли на своем фирменном способе рейдерства, теперь поет песню блокчейну, как надежному методу борьбы с регистрационным рейдерством, совсем умалчивая о другом.

Фальсификация может быть произведена на начальном этапе еще до внесения данных в распределенную систему хранения. После попадания в нее данных о совершенной транзакции, их уже невозможно «вырубить топором или вычеркнуть пером».

Судя по всему, Андрей Довбенко серьезо готовится выйти на рынок недвижимости до зубов вооруженным новыми технологиями и богатым опытом из недавнего прошлого.

Share