Тем, кто уверен, что «мышебратья»: В Европе еще в 19 веке предупреждали Россию об Украине и украинцах

Позвонил из Москвы современный русский почти классик и не специально, а к слову сообщил с бесподобным русским простодушием, что только на днях случайно узнал, что Проспер Мериме писал – «о чем бы ты, старик, думал?» — об Украине, о ее казаках, о Богдане Хмельницком, Иване Мазепе, — пишет в своем посте в ФБ известный журналист Анатолий Стреляный

— А про тебя, — говорю, — и твоих собратьях писал еще Георгий Федотов. Он считал грехом и бедой русский неинтерес к Украине как Украине. Это – в одна тысяча девятьсот двадцать каком-то году, уточни сам.

— Ты шутишь. Меня тогда на свете не было.

— А в его тоскующем воображении, в его гневном пророчестве ты был. Ты был — и ничем не отличался от русского образованного сословия, которое имел в виду Федотов.

Он был уверен – и страдал от этого – что ваш неинтерес к Украине, к украинству очень дорого обойдется России. Это его слово: неинтерес.

Тупая, самоубийственная великодержавная спесь. Он презирал вас за нее больше, чем большевиков, что понятно: те все-таки собрали империю после гражданской войны, а вы, как он боялся, ее, империю, доконаете своей – повторяю – тупой самоубийственной великодержавной спесью. И все более смешной.

— Ну, это бабка еще надвое сказала, а Мериме я почитаю, обещаю тебе.

— Почитай. Ему Тургенев помогал разбираться в том предмете, который тебя до сих пор не интересовал. Ну, и Байрона заодно прочти, и Вольтера. Это – про Мазепу.

Будешь в Европе – посмотри картины Ораса Верне. Одна называется: «Мазепа, привязанный к лошади», другая – «Мазепа под умирающим конем».

— Они что, эти чуваки, тоже про Украину писали-малевали?! В девятнадцатом веке? Что им за дело до нее было?

— До Польши им было дело. Прежде всего – до нее. Это моя личная теория. А может и не только моя…

В последних строках своей работы об украинских казаках, о Богдане Хмельницком Мериме прямо говорит, что Богдан нанес не какой-нибудь, а смертельный удар по Польше тем, что увел из-под нее Украину. Без Богдана с его армиями, в которых, на минуточку, было по триста-четыреста тысяч бойцов, Польша избежала бы раздела.

Так что вот так. Богдану выпало разделить Польшу. Кому выпадет разделить Россию… Один разделитель известен: Путин. Кто будет вторым, я вообще-то знаю, но пока промолчу.

— Что же украинцы нам ничего этого не рассказывают? — закричал он. — Ни про Мериме, ни про Вольтера, ни про Байрона…

— Они сами не знают.

 

Share