Цинизм, ранящий сердце: почему иностранцы несут нашим Героям цветы, а коммунальные службы столицы — мусорные баки

Почему американский посол приходит поклониться нашим Героям, а мэр Киева нет. Почему иностранцы несут павшим воинам цветы, а коммунальные службы столицы мусорные баки? Вопросы без ответов?

Почему израильские генералы готовы вкладывать огромные деньги в память, а украинские не обращают на нее внимания.

Об этом и о том, зачем 7 июня мамы погибших придут под КМДА, журналист издания МИР Наталья Барская говорим с руководителем международной ассоциации исследователей фортификации Цитадель, руководителем поисковой группы Эвакуация-200 при Национальном военно-историческом музее Украины, человеком, который находит останки Героев двух войн и возвращает их домой — с Павлом Нетесовым.

В минувшее воскресенье в Киеве под Стеной памяти погибших защитников Украины в российско-украинской войне городские коммунальные службы установили мусорные баки и биотуалеты.

  • Это вызвало справедливое возмущение матерей и жен погибших, людей неравнодушных, которые уже через час после случившегося начали собираться на Михайловской площади. Среди них были и Вы. Как всё происходило?

3 июня я прочитал в соцсети пост Евгении Подобной, журналистки 5 канала. Она одной из первых обратила внимание на мусорные баки, стоящие перед Стеной народной памяти, и написала об этом в Фейсбуке. Женя проехала всю войну, она понимает и видит все не просто глазами, она чувствует боль сердцем.

Описанная ею ситуация не просто возмутила, меня аж подбросило от прочитанного. Нечто подобное уже происходило раньше, уже нам обещали, что такое не повториться. Но эти мусорные баки постоянно здесь всплывают. Но еще больше меня поразило другое. Толпища людей в выходной день в центре столицы.

На Михайловской площади открывают очередной Пробег под каштанами. Мэр Кличко носится по площади. Нацгвардия суетится. Официальные лица выступают. При этом никто ни слова, ни полслова не обмолвился про Стену памяти около которой всё происходит, да еще и баки с туалетами под нее стянули…

Люди по разному относятся к происходящему в стране. Кто-то, попав на Михайловскую площадь, идет сначала поклониться Героям, потом в храм, а потом уже идет веселиться. Кто-то нет. Никто ж никого не заставляет ходить с понурым видом. Мое глубочайшее убеждение, что ребята погибали в том числе и за то, чтобы наши дети улыбались. И за то, чтобы желающие имели возможность «бежать под каштанами». Так исполните и вы свой долг – относитесь к павшим с уважением.

Я позвонил священнику — отцу Сергию, который живет при монастыре и заботиться о Стене, попросил подойти посмотреть действительно ли такое возможное. Он перезвонил и говорит: «Стоят мусорные баки».

Через 15 минут я был на месте. Подъехали еще двое ребят. И мы вчетвером взяли и откатили баки под сцену, поставленную КМДА. Потому что так не должно быть! Потихоньку начали съезжаться люди. Народу было немного. Но родители и активисты ехали с Гостомеля, с Ирпеня, с Бортничей. Отец погибшего героя – майора Андрея Шанского в чем был прыгнул в машину и поехал из Чернигова на Киев…

  • Вы звонили в мэрию? Пытались что-то выяснить?

Конечно. Там никто трубку не брал. Это на следующий день уже первый заместитель Кличко – Николай Поворозник извинился перед родными погибших и пообещал, что накажут тех, кто додумался поставить баки около фотографий Героев. А в воскресенье была тишина. Баки-то мы откатили, а туалеты у меня было жесткое желание сжечь.

Мамы погибших хотели уже сами эти туалеты оттянуть. Но потом решили просто написать на них акрилом: Стена памяти от КМДА. Тут уже прибежали организаторы пробега с наездами: вы нам портите имущество, хотите его сжечь, можете об этом сказать нам на диктофон. Да, говорю, давайте, записывайте. Только сначала скажите кто вы и как такое допустили? Они сразу приуныли: давайте договариваться. О чем? Забирайте свои туалеты и чем быстрее, тем лучше.

Убрали туалеты только в пять часов вечера.

Мы как раз должны были встречаться с Юрием Бутусовым. Я позвонил Юре: тут капец, приезжай. Он приехал и записал всех мам. Благодаря его видео, событие получило резонанс. На следующий день уже началось: а давайте не будем поднимать скандал, а давайте сядем за стол переговоров. Я считаю, что на пятый год войны уже как-то странно звучит… не поднимать скандал.

  • Какие действия Вы намерены предпринять?

Есть определенный перечень требований, с которым мы намерены выйти завтра 7 июня в 11:00 под КМДА. Мы хотим, чтобы под Стеной народной памяти не парковались машины, чтобы это была исключительно пешеходная зона. Тем более знаки запрещающие парковку здесь и так есть.

Мы хотим, чтобы на Михайловской площади не проводили увеселительных мероприятий. В Киеве достаточно площадей, где можно это делать. Почему необходимо веселиться под портретами погибших? Также необходимо установить нормальное освещение и камеры наблюдения, потому что первую версию Стены памяти бандиты разбили молотком. Восстановленная стена — металлическая.

Кстати, благотворители, которые создали Стену, пожертвовали на ее изготовление более 10 тысяч долларов. Мы даже фамилий их не знаем, потому что они не собирались пиариться на погибших.

Нигде нет упоминаний о том, на чьи пожертвования Стена установлена. Работали над проектом и волонтеры. Сотрудницы Национального военно-исторического музея всю информацию по погибшим систематизировали и сделали макет памятника.

Незнакомые девушки купили клумбы. Другие посадили на них цветы. Монахи, волонтеры, мамы поливают цветы и убирают около Стены памяти.

На сегодняшний день у Стены нет государственного статуса. Это просто уличная сторона монастырской стены. Так не должно быть. За Стеной должны ухаживать коммунальные службы города. Все должно быть по европейски.

7 июля мы – родители и энтузиасты — для этого и идем под КМДА. Поговорить с мэром, потому что есть вопросы к нему. Потому что он находился здесь в воскресенье и даже не додумался провести минуту молчания.

  • А хоть кто-то из официальных лиц додумался это сделать за годы существования Стены?

О Стене знает вся Украина. Есть Стена памяти в Кривом Роге, есть Стена памяти в Днепре, есть Стена памяти в Чернигове, на Менщине есть своя Аллея слава…

Но в Киеве собраны Герои со всей страны, погибшие в российско-украинской войне. Никто из официальных лиц об этом не вспоминает. Они ж были здесь на Михайловской площади и не раз.

О каком единстве народа и какой победе можно говорить, если Президент ни разу не подошел сюда? К чему можно призывать, если ты не сделал каких-то элементарных вещей? Это стыд и позор.

Существует протокол, в который эта Стена никак не вписывается. А мы хотим, чтоб это было прописано, чтобы обязали чиновников сюда приходить и смотреть на фотографии наших защитников. Мэра здесь не было, Президента здесь не было, главных военачальников не было, главы Шевченковского района тоже не было. Никого здесь не было.

  • Фотографии павших за Украину заканчиваются на начале 2016 года. Будет ли продолжение Стены?

Сейчас ведем переговоры с людьми, которые смогут бесплатно сделать макет и напечатать еще четыре панели памятных фотографий. Стена будет продолжаться вниз по Трехсвятительской улице. Уже и места практически нет. Переформатировали макет – фотографии стали меньше. Придется думать над тем, чтобы ставить qr-коды вместо фамилий и по скану получать информацию о Героях. Памятник еще будет видоизменяться и дополнятся – война еще не закончена.

В США, конечно, Стена памяти выглядит очень красиво. Мрамор. Стекло. Дорого и достойно. У нас, понятно, немного не то. Но это единственное место в стране, куда могут приехать люди со всей Украины, чтобы поклониться ребятам.

Я могу просто ходить вдоль Стены памяти и показывать вам портреты ребят, тела которых мы находили на поле боя. В большинстве случаев – фрагменты тел. Мы простоим так около Стены два, а может даже три часа. Память – принципиальный вопрос.

  • Чем вы занимались до войны?

У меня был свой ювелирный бизнес и увлечение — ДОТы. На начало российско-украинской войны мы восстановили за мои средства 4 ДОТа и сделали там музеи. Ездили в экспедиции и работали по всей Украине, но очень скоро пришли к пониманию того, что весь объем потянуть тяжело. Потому остановились на Киеве и стали создавать Общественные музеи, для людей.

Первый дот был №204. Его раскапывали от мусора послойно, обследовали каждый квадратный сантиметр, пытались понять, как это выглядело в 41-ом году. Восстанавливая №179 потратили 150 тысяч гривен. 30 дней не выходили из его подземной части, приводили в порядок. Приходили люди, спрашивали, что вы делаете? Зачем? А через время возвращались с помощью – трактором, едой, деньгами…

  • В 2014 годы Вы занялись поиском пропавших без вести в районе Иловайска. Об этом очень много написано. И все же расскажите, как это произошло?

Минобороны тогда обратилось к нам за помощью, как к поисковикам. Я только вернулся с Половинкино, со Старобельска, со Счастья, где был вместе с батальоном «Айдар». У нас там ребята погибли. Войну мы уже видели со второго месяца 14-ого года. А 1 сентября мы поехали под Иловайск и увидели войну с той стороны. В основном это была работа на оккупированной территории.

  • Вы находили русских?

Даже завозили их на нашу территорию и потом обратно везли. Туда везли погибших. А оттуда наших, живых. Это все делалось тихо и спокойно. Может когда-нибудь созреет полковник Константин Иванович Ткачук, главный переговорщик, руководитель поисковой миссии на момент 2014-2015 годов и даст интервью, где все расскажет.

По крайней мере, я ему все время звоню и спрашиваю – не собираетесь писать?

Ни одной награды у него нет, хотя проделал он титаническую работу. Ты с ним едешь в Донецк и у тебя есть уверенность, что ты вернешься. Без него такой уверенности уже не было. Каждый выезд как последний.

  • Поисковые работы идут и сейчас?

Сегодня работаем в красной зоне, на нейтралке. На ту сторону уже давно не выходили. У нас много точек, которые я помню и которые обязательно надо будет дообследовать, но они все находятся в зоне, которая обстреливается. Мы еще будем к ним возвращаться и не раз.

  • Как Вы совмещаете в себе две войны?

Вадик Наумов. Единственный, кого мы забирали из Донецка, а не с иловайских полей. Его телефон сепары не оставили себе только потому, что он был весь залит кровью. А там карточка сохранилась и видео, записанное за час до смерти, за час до того, как его убьют. И он там, в видео говорит:

«Вот сижу я на высотке, которую обороняли наши ребята от немецко-фашистских захватчиков. Теперь мы обороняем ее от российских захватчиков».

А потом выясняется, что его прадедушка воевал во Вторую мировую и был награжден медалью «За боевые заслуги». Сейчас в персональной витрине Вадима Наумова на выставке «Блокпост памяти» хранятся две награды – Вадика и его прадедушки.

В этом году мы снова передавали гражданина РФ, который погиб в 1941 году. Летом при обороне Киева, под Малином. Приехали мы на поле, на котором с 2014 года нашли 150 человек (Из них 15 «поехали» домой. Среди них – 5 украинцев. Поисковая группа «Вертикаль», руководитель Владимир Жарко).

Привезли городскому голове документы – вот нашли останки бойца, будем эксгумировать. Разговариваем с головой и он рассказывает, что у него ребята недавно погибли. Фамилию называет. А мы забирали того бойца на донецком городском кладбище. Он стоит и на глазах у нас становится белым. Звонит кому-то. Приезжает брат погибшего. Пришлось ему рассказывать подробности. Вот так одна память накладывается на другую.

  • Почему «внизу» память есть, а «наверху» она умирает?

Беда в том, что у нас нет государственной политики в этом вопросе. Все что угодно есть – бизнес, земля, пиар, только не память. А должно быть наоборот. Знаете, как израильские генералы говорят? Мы видим перспективу в том, чтобы вкладывать огромнейшие деньги в память. Надо кого-то достать — они всей страной договариваются и достают.

Надо кого найти и похоронить – они это делают всей страной. Как один народ. У нас такого нет. А ведь это зависит, в первую очередь, от наших руководителей. Я в своем периметре, в своем окружении, делаю все что могу. Нас таких много. Но основная масса становится активной, когда медали надо получить, землю или квартиру. Тогда движуха идет. И такое ощущение порой, что войны даже для тех, кто воевал, уже нет.

Потому я и пишу обращение к пацанам. Мамы со всей Украины пишут. Где эти сотни ветеранских организаций, которые должны быть вместе с нами 7 июня под КМДА и отстаивать Стену памяти? Где все люди? Где?

Отец Сергий (Дмитриев), священник УПЦ КП:

«На момент 2014 года в Киеве не нашлось места, где бы Стену памяти установить, кроме стены монастыря. Тысячу лет назад на Михайловской площади были первые украинские святыни. Здесь молился Шевченко, Грушевский, Макаренко.

Отсюда благословляли украинцев на войну с Россией. Здесь останавливаются военные, приезжая на ротацию.

Символическое место во все времена.

По благословению патриарха Филарета именно на нашей монастырской стене появилось это место памяти народной и пока война не закончится Стена будет существовать в таком виде.

Когда война закончится, мы созовем архитекторов и сделаем монументальный памятник.

Сюда не вкладывали деньги политики, здесь нет денег непонятных людей, всё делает группа энтузиастов из 8 человек.

Это единственное место в Украине, где можно почтить память Героев, павших в российско-украинской войне.

Для сравнения, в Америке Стена памяти появилась через 10 лет после войны. Ветераны Вьетнама, увидев нашу Стену, были потрясены. Они понимают, насколько важно для любого солдата увидеть здесь побратима, который погиб.

Сегодня мы хотим одного, чтобы то, что делает Михайловский монастырь не подвергали унижению и не гнобили. Мы хотим, чтобы полиция выполняла свою работу – стоят знаки не парковаться около Стены, значит, не должны парковаться. И не надо устраивать праздники с шашлыками около мест поминовения — есть Крещатик, есть Подол, локаций в Киеве достаточно.

Почему это нужно делать именно здесь? Уже одна атеистическая беспринципная власть хотела на святом месте устроить футбольное поле. Может не стоит повторяться? Возле памятника Героям есть букеты от посла Чехии, букеты от посла Америки, от посла Венгрии. Они приезжают, как обычные люди, поклониться памяти бойцов.

А где Полторак и Муженко? Где Кличко? Где Порошенко? Кроме монахов, матерей, побратимов и иностранных послов вы никого здесь не увидите. Получается, что наши солдаты не нужны чиновникам? Здесь должен быть комплекс-мемориал погибшим за Украину, достойный памятник, такой, как ставят своим Героям во всем уважающем себя мире. И он будет здесь».

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.