Ученые всего мира ищут, чем лечить Covid-19, а Украина уже нашла? Что у нас продвигают за бюджетные деньги в качестве панацеи

Бизнес на коронавирусе: кто и что продвигает в Украине в качестве панацеи от Covid-19.

Коронавирус в Украине собираются «лечить» препаратами, эффективность которых даже по заявленным показаниям до сих пор не доказана.

Эта авантюра реализуется под патронатом Министерства здравоохранения – и за бюджетные деньги.

Является ли история с «лекарством от коронавируса» ценой в миллионы исключительно задумкой крупнейших отечественных фармкомпаний или чиновники Минздрава тоже и в теме, и в доле?

Дмитрий Хмельницкий на сайте Антикор пробует разобраться.

Всемирная организация здравоохранения прогнозирует: в течение следующих 12 месяцев на создание лекарств, которые будут эффективны против COVID-19, потребуется более 31 миллиарда долларов.

На сегодняшний день в разработке находится около 200 потенциально действенных вакцин. Ими занимается более 150 команд ученых по всему миру. При этом, только десятая часть всех проектов находится в стадии клинических испытаний.

В основном упор делается на три типа вакцин: инактивированные вакцины с вирусными белками, живые рекомбинантные вакцины и генные вакцины (мРНК-вакцины).

Обычно процесс разработки и производства эффективной вакцины занимает до 10 лет, но сейчас ВОЗ и национальные правительства ожидают результата от вирусологов в течение года – полутора лет.

Научное мировое сообщество наверняка очень удивилось бы, узнав, что в Украине уже существуют сразу несколько «лекарств от коронавируса».

Пока мир бьется над поиском вакцины, используя новейшие достижения генной инженерии, мобилизуя научные изыскания в лучших вирусологических лабораториях и вкладывая в разработку лекарств миллиарды долларов – в нашей стране в качестве панацеи от смертоносного вируса продвигают травяные настойки, БАДы и лекарства с сомнительной эффективностью.

Не так давно особо предприимчивые бизнесмены-фармацевты при поддержке нескольких академиков продвигали в качестве лекарства от коронавируса препарат «Декасан», представляющий из себя местный антисептик.

И вот – новая «научная сенсация»: теперь коронавирус планируется лечить с помощью йодсодержащего препарата «Амизон» и биодобавки «Корвитин» — флавоноида, входящего в группу витамина P.

То, что эти препараты активно продвигают их производители – украинские фармкомпании «Фармак» и «Борщаговский ХФЗ» — ожидаемо и объяснимо. Но зачем в пиар-кампанию «Амизона» и «Корвитина» включились выскопоставленные чиновники Минздрава, которые на многочисленных брифингах заявляют о проведении на украинцах клинических испытаний эффективности этих препаратов для лечения коронавируса – совершенно непонятно.

Кстати, чиновники МОЗ уверяют: испытания уже находятся на завершающей стадии. И по их окончанию «сразу после получения этой информации будут сделаны соответствующие выводы относительно эффективности этих лекарственных средств».

Допускаем, что представители «Фармака» и «Борщаговского ХФЗ» очень убедительны, а чиновники Минздрава хотят верить в эффективность отечественных препаратов. Но ведь здравый смысл должен преобладать – там, где речь идет о здоровье и жизнях людей!

Дело в том, что об эффективности этих средств в борьбе с коронавирусом можно cудить и до клинических испытаний. Ведь оба они входят в так называемый «расстрельный список препаратов» с недоказанной эффективностью даже по их профильным показаниям.

А если эти препараты не лечат то, что должны лечить согласно обещаниям производителя – ожидать от них результатов в терапии коронавируса, мягко говоря, несколько наивно.

И подобная наивность у чиновников Минздрава, которые согласовали проведение испытаний препаратов с недоказанной эффективностью на людях, зараженных смертельно опасным вирусом – недопустима. И может свидетельствовать либо о профнепригодности власти, либо о ее продажности и аморальности.

Препараты, которые сегодня пытаются выдать за лекарства от коронавируса, зарегистрированы и продаются только на территории бывшего СНГ. Больше нигде в мире они спросом не пользуются – по одной простой причине: нет убедительных доказательств, что они хоть что-то лечат.

Никакой специфической активностью против коронавируса они не обладают и обладать не могут. С таким же успехом больные COVID-19 могут пить чай с лимоном, есть виноград и чеснок.

Похоже, и «Фармак», и «Борщаговский химфармзавод» преследуют одну и ту же цель: попасть в национальные протоколы терапии коронавируса — и заработать миллионы на поставках в украинские больницы.

В этих «клинических испытаниях» используется иезуитская схемка: win-win. Упомянутые препараты идут как дополнение к стандартной терапии. И поэтому «испытания» ничего не покажут, и не могут показать, кроме известной картины – выздоровления большинства больных. А значит – препараты работают! Можно рекомендовать.

У неподготовленных людей может возникнуть недоумение. И владельцы «Фармака», и собственники Борщаговского химфармзавода супруги Безпалько – люди не молодые. И те, и другие давно являются миллионерами. Так зачем же продвигать в качестве панацеи от смертельной болезни препараты, которые могут ее излечить примерно так же, как кусок мела?

На карте здоровье и жизни, ведь болезнь при неблагоприятном развитии – приводит к инвалидности и смерти. Зачем брать грех на душу? Зачем оставлять о себе память как о людях без чести и совести?

Похоже, это уже просто рефлекс. Можно заработать? Мы в деле!

Зав. кафедрой инфекционных болезней в Bogomolets National Medical University Ольга ГОЛУБОВСКАЯ на своей странице в Facebook тоже обращает внимание на ситуацию вокруг протоколов лечения коронавирусной болезни:

 

«Хаос и неразбериха в различных исследованиях, посвященных COVID-19, уже заставляют серьезно анализировать эту проблему и искать пути ее решения. Конечно, в этом потоке информационного ковидоцунами иногда непросто разобраться даже специалистам, а если в это дело «впрягается» все общество, формируя общественное мнение (вот уж никогда не думала, что это коснётся процесса лечения этого нового, необычного, странного и порой страшного заболевания), то тогда совсем не до шуток …

Да, мы все оказались на этих горках, ибо пришлось окунуться в решения разнообразных проблем, индуцированных этим коронавирусом. Самое интересное, что ни на одну эту проблему нет однозначного ответа, ни в вопросах противодействия, ни в вопросах лечения.

В мире около 230 различных лекарственных средств проходят исследования в качестве возможной терапии. Пока не будет специфического лечения, выход один — минимизировать максимально риски тяжёлого течения заболевания.

Это очень сложно. Но потенциальная возможность есть, не хватает ресурсов.

Ещё много времени мы будем очаровываться и разочаровываться в тех или иных подходах к терапии. Тем более, что и течение самой болезни меняется, и не в лучшую пока для нас сторону.

В этих гонках не будет победителей, если вред — пусть даже непреднамеренный — причиняется поспешными, неполными, предвзятыми выводами, основанными на дезинформации.

О качестве самих исследований, проведённых в период коллапса системы оказания медицинской помощи, уже неоднократно говорилось.

Новости об отдельных исследованиях должны быть взвешенными, осторожными, с предупреждением о том, что отдельные исследования редко бывают окончательными.

Они также должны включать мнения других независимых ЭКСПЕРТОВ в данной области».

Share