Украинская революция, произошедшая в «нерушимом СССР», о которой сегодня почти никто не вспоминает. Та революция, увы, просто «съела» своих детей

Чудо на граните: Украинская революция, о которой почти никто не помнит

2 октября 1990 года в Киеве началась «Революция на граните».

Без Табу рассказывает, как молодежь меняет политические режимы, как время меняет недавних романтиков-революционеров и почему новое поколение наступает на те же грабли.

Вацлав Гавел – человек, с именем которого у многих ассоциируется бархатная революция в Чехословакии – уже в бытность президентом Чехии справедливо отметил, что государство готово к решительным переменам тогда, когда на этом настаивает молодая поросль.

В словах выдающегося политика была немалая доля истины: достаточно вспомнить хотя бы о том, что главной движущей силой события осени 1989 года, которые привели Гавела к власти, была как раз молодёжь. Для страны, максимально близкой географически к Западной Европе, это было совершенно неудивительно.

Мало кто, однако, помнит, что и в нерушимом официально на тот момент Советском Союзе спустя год после событий в бывших уже странах соцлагеря состоялась мини-революция, исход которой существенно повлиял на будущее независимой уже Украины.

В течение пятнадцати дней октября 1990 года на центральной площади Киева можно было увидеть зрелище, которое ещё пару лет назад показалось бы совершенно нетипичным.

Группа молодых людей объявила сидячую голодовку, которую пообещала прекратить лишь после того, как республиканская власть выполнит пять их главных требований.

Силовые структуры отреагировали на удивление спокойно – все помнили, какой резонанс имел разгон митинга студентов в Пекине в прошлом году. Верховный Совет УССР тоже удивительно легко пошёл на компромисс с голодающими, и акция была успешно свёрнута спустя пятнадцать дней после её начала.

По прошествии многих лет при попытке анализа «революции на граните» становится понятно, что хитрые партийные аппаратчики и номенклатурные работники одурачили пикетчиков неприлично легко — один покойный ныне слуга Януковича в данной ситуации наверняка сказал бы что-то о котятах.

По сути, из пяти требований на сто процентов было выполнено лишь одно – отставка тогдашнего главы республиканского правительства Виталия Масола, которого с подачи хитромудрого Кравчука сделали агнцем на заклание.

Витольд Фокин, занявший ненадолго опустевшее свято место, по-видимому, благодарен молодым революционерам и по сей день.

Можно, конечно, вспомнить и о том, что Украина в итоге не подписала новый союзный договор, но обстоятельства этого «неподписания» от студенческо-молодёжной акции зависели в итоге чуть более чем никак.

Протестующие просили вернуть на родину ребят, проходящих срочную службу за пределами республики, и впредь обеспечить им прохождение службы исключительно на территории УССР.

Но немало украинцев и в следующем, 1991 году служили далеко от дома. Нелёгкая могла занести и в Заполярье, и в Среднюю Азию, и даже в Монголию.

Протестующие требовали национализации имущества компартии Украины и ЛКСМУ, но в итоге получили от ворот поворот с любопытной тогда, но привычной сейчас формулировкой «не время ещё».

О перевыборах в парламент на многопартийной основе не позднее весны 1991-го и говорить нечего: двенадцатый созыв Верховного Совета УССР под шумок превратился в первый созыв Верховной Рады Украины и почти в полном составе сохранил свои мандаты до 1994 года.

Более того, сами протестующие уже спустя несколько месяцев не очень-то и расстраивались из-за непоследовательности своих недавних оппонентов.

Игра в политику перешла в режим «каждый сам за себя», нужно было работать уже на собственную репутацию, а не на мифическое улучшение жизни рядовых украинцев.

Некоторые нерядовые участники октябрьских событий 1990-го спустя годы превратились в банальных «кнопкодавов». Другие и вовсе стали защищать и бороться за идеалы, против которых боролись четверть века назад (как тут не вспомнить одного лидера одной националистической якобы политсилы или засевшего на Банковой «серого кардинала»?).

Тридцать сребреников – плата, которая всегда ценилась неприлично высоко.

Лишь единицы тогдашних активистов всё так же пламенно продолжают бороться как с реальными врагами, так и с ветряными мельницами – Оксане Забужко в этом плане, к примеру, стоит отдать должное.

Но в целом революция не просто съела своих детей – она проглотила их целиком и даже забыла попросить добавки, настолько уж сытным вышел ужин.

Современная молодёжь разительно отличается от тех, кто протестовал на граните 28 лет назад. Отличие в лучшую сторону заключается в том, что отстаивать свою страну готовы уже не сотни, а как минимум десятки тысяч молодых людей – два Майдана доказали это наилучшим образом.

Будь Вацлав Гавел жив, он наверняка был бы доволен, глядя на новое поколение украинцев, которое в кои-то веки стало смотреть на запад, а не на восток. Но когда эти же люди с удовольствием слушают «блатняк» и на все вопросы по поводу перехода на украинский язык отвечают «какая разница?», то разумные сомнения начинают закрадываться в душу мгновенно.

Главная беда, правда, в том, что герои Революции Достоинства начинают повторять ошибки героев «революции на граните». Хотя считают ли они это ошибками? Хороший вопрос…

Этот текст Виталия Могилевского впервые был опубликован 5 октября 2016 года на Без Табу. Мысли актуальны и спустя два года.

Share

One Comment

  1. Wilton Monico

    I just want to mention I’m all new to weblog and definitely liked your website. Very likely I’m likely to bookmark your blog post . You really have terrific stories. With thanks for sharing with us your blog.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.