В Беларуси начался процесс передачи власти: от отца к сыну. Выбрали новый «единодушный» парламент, который этим займется

Операция «Наследник». Новый парламент Беларуси займется детьми Лукашенко.

В новый состав белорусского парламента оппозицию не допустили вообще. Оно и понятно: этому составу депутатов придется участвовать в ответственной процедуре передачи власти от Лукашенко к преемнику, пишет Денис ЛАВНИКЕВИЧ в Деловой столице

Кого избрали? Кого надо, того и избрали

17 ноября в Беларуси проходили парламентские выборы. Проходили досрочно — по графику они должны были быть почти через год, но Александр Лукашенко распорядился провести их намного раньше — и никто из депутатов даже не пискнул, что ему незаконно урезали срок полномочий.

В ночь на 18 ноября ЦИК Беларуси обнародовал фамилии кандидатов, избранных в нижнюю палату белорусского парламента (Палату представителей Национального собрания) седьмого созыва.

На 110 депутатских кресел претендовали 513 кандидатов. Неожиданностей не случилось: ни один оппозиционер в парламент не попал.

Для лучшего понимания сути белорусских выборов: еще месяц назад анонимные источники «слили» независимым журналистам списки будущих депутатов — тех, кого в КГБ согласовали с президентом.

И вот результат: данные по Брестской и Могилевской областям полностью совпали с этими списками. По остальным областям погрешность со «слитыми» предварительно списками составила 6 человек (из 110).

Белорусские коллеги иронизируют: «Опять смешались на параде — попы, чекисты, воры, бл@ди».

В числе предсказанных и избранных депутатов — такие известные белорусским журналистам и политологам (но не избирателям) фигуры, как Андрей Савиных (ранее посол Беларуси в Турции), экс-министр информации Лилия Ананич («рекордсмен» по закрытию независимых СМИ), Валерий Мицкевич (замглавы Администрации президента), Валерий Воронецкий (председатель комиссии по международным делам парламента), обладательница титула «Мисс Беларусь» Мария Василевич (последний год — постоянная спутница Лукашенко), Геннадий Давыдько, председатель общественной организации «Белая Русь» (провластный «профсоюз чиновников»), Олег Гайдукевич, глава пропрезидентской Либерально-демократической партии.

Эти парламентские выборы уже вошли в белорусскую электоральную историю как самые жестко спродюссированные властью.

Двух женщин-оппозиционерок, которые были в уходящем составе депутатов (и очень хорошо себя проявили), даже не допустили к выборам. Остальных кандидатов не от власти третировали по полной программе: снимали с регистрации по надуманным поводам, запрещали публиковать программы в госСМИ, лишали положенных по закону теле- и радиоэфиров.

Потом началось досрочное голосование, как бы для тех, кто не может проголосовать в основной день. Оно в Беларуси очень популярно у власти, так как слабо контролируется независимыми наблюдателями (их Лукашенко, кстати, публично назвал «фашистами» и пообещал «пооткручивать головы»).

Результат: досрочно, то есть перед основным днем голосования, «проголосовали» 35% избирателей.

Например, солдат на голосование водили строем, а студентов снимали с занятий или могли не пускать в общежитие, пока не проголосуют досрочно.

Тем не менее, независимые наблюдатели говорят о том, что реально досрочно проголосовавших — не более 10%. Сигналы о вбросах бюллетеней и прочих махинациях с избирательных участков действительно шли сотнями — но старательно игнорировались ЦИКом и милицией.

Несмотря на массовые «загоны» студентов и военнослужащих, пациентов больниц и рабочих заводов на голосование, многие, как оказалось, слабо понимали, что за выборы вообще проводятся.

Журналистов изумила, например, реакция некоторых студентов — они были уверены, что это президентские выборы, и удивлялись, что в избирательном бюллетене не было фамилии Лукашенко.

Еще один коллега-журналист в буфете на избирательном участке в Минске подслушал шикарный диалог:

— Голосовать пойдем или еще по одной?
— Я уже проголосовал
— А за кого?
— Не помню.

Упоминание буфета здесь не случайно: по белорусской традиции при избирательных участках всегда накрываются роскошные «поляны», где электорат под бравурную музыку может затовариться продуктами дешевле, чем в магазинах.

Автор этих строк, живший в Минске возле Тракторного завода, может засвидетельствовать, что наиболее популярно голосование именно у жителей подобных пролетарских районов: уже в 8 часов утра на избирательном участке можно опохмелиться и закусить по просто-таки смешным ценам.

Белорусский президент, по столь же незыблемой традиции последних 25 лет, использовал акт собственного голосования для того, чтобы хорошо подготовленным экспромтом рассказать о своих ближайших политических планах.

На этот раз все вертелось вокруг двух тем: выборов президента в августе 2020 г. и назначенном на 8 декабря подписании договоренностей с Россией об ускоренной интеграции Беларуси в РФ.

По первому вопросу Лукашенко заявил журналистам, выступая на избирательном участке, что примет участие в предстоящих выборах главы государства. Он пообещал не обижаться на граждан, если они его не поддержат:

«Если буду чувствовать, что вы категорически против, конечно, буду переживать, но тем не менее вы должны мою кандидатуру отвергнуть на выборах. И я пообещал, что синими пальцами за кресло держаться не буду. Поверьте, это не совсем мягкое кресло».

На вопрос, будет ли Лукашенко участвовать в выборах 2025 г., он ответил, что «может быть, до 2025-го не доживу, не дай бог». «Хотя, конечно, хочется еще пожить, дети малые, посмотреть, как у них будет», — добавил он.

В переводе с языка Лукашенко это означает, что он, если получится, планирует сидеть в президентском кресле шестой и седьмой сроки, — соответственно, непрерывно править страной 31 год, а то и все 36 лет.

Однако эксперты сходятся во мнении, что с избранием нового парламента в Беларуси начинается транзит власти от Лукашенко к некоему (пока не определенному) преемнику, скорее всего — к кому-то из сыновей. С попутной передачей части властных полномочий правительству и парламенту по казахстанскому сценарию имени Назарбаева.

Возможно, после изменения Конституции белорусского президента будет избирать уже не народ, а парламент — «как в европах». И чтобы не произошло неожиданностей, Лукашенко позаботился о формировании полностью подконтрольной Палаты представителей.

Что же касается предстоящих договоренностей с Москвой, то Лукашенко заявил, что не станет подписывать ни один из документов об углублении интеграции с РФ, если они будут противоречить белорусской Конституции.

По словам Лукашенко, дорожные карты интеграции с Россией не могут быть подписаны до тех пор, пока не будут решены принципиальные вопросы по поставкам углеводородов и открытию российских рынков для белорусских товаров.

Он пояснил, что когда вступаешь в какое-либо объединение, то ожидаешь, что ситуация, как минимум с каждым месяцем, будет улучшаться. Но Беларуси в Кремле постоянно подсовывают новые условия соглашения, и поэтому она в экономике постоянно «теряет и теряет».

«Извините, нахрена нужен тогда такой союз? Я уже вам по-простому, по-крестьянски говорю!», — картинно возмутился Лукашенко перед телекамерами. Государственные СМИ эту фразу президента процитировать не рискнули.

«Конечно, мы с Россией воевать не будем, как Америка с Китаем, но это неправильно», — также сказал он. — Вот наша позиция. Об этом знает президент России. Мы с ним друзья, я ему открыто могу это сказать, да еще похлеще».

Лукашенко подчеркнул, что Беларусь не хочет быть «нахлебницей». По его словам, ежегодный дефицит торговли с Россией составляет около $9 млрд. Эти деньги, по его словам, можно заработать только на российском рынке, однако для Беларуси выстроили барьеры и многие товары не попадают на этот рынок. Так что Минск требует равных условий для субъектов хозяйствования, добавил Лукашенко.

И последнее, чтобы читатели «ДС» лучше понимали роль и место парламента в жизни Беларуси: двухпалатное Национальное собрание даже не имеет собственного здания.

Белорусский парламент работает в части здания Дома Правительства в центре Минска — там же, где и ЦИК Беларуси.

Очень символично.

Share