Война на Донбассе: за сутки 2 погибших, 6 раненых. Украинская армия не воюет, а констатирует потери? Те ли приоритеты выбрало новое руководство ВСУ?

 

На Донбассе в понедельник, 13 июля, погибли двое украинских военнослужащих.

Об этом в Фейсбук сообщил пресс-центр штаба ООС.

Один военнослужащий погиб неподалеку Славного в результате обстрела из гранатометов и стрелкового оружия, говорится в сообщении. Второй – подорвался вблизи населенного пункта Зайцево «на неизвестном взрывном устройстве».

Пресс-служба ООС заявила также, что 12 июля позиции украинских военных обстреливали 16 раз, используя запрещенное минскими договоренностями оружие.

В воскресенье в результате обстрелов пять военнослужащих Объединенных сил получили ранения, еще один — боевое травмирование.

В ООС сообщили, что стреляли в ответ и «уничтожили трех оккупантов и не менее восьми ранили».

Об уровнях реального оборонного потенциала в Украине вспоминают всякий раз, когда враг уже стучится в дверь.

Многие наблюдатели считают, что масштабное наступление этим летом или в начале осени 2020 года опять стало вполне реальным. Но если этого и не произойдет, то его следует воспринимать лишь как отсроченный удар, считает директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак.

Насколько готова Украина к таким сценариям?

Военный успех обеспечивают в первую очередь люди, их подготовка и морально-боевой дух, а также техника и технологии. Но если с первыми двумя позициями в ВСУ все в порядке, то по третьему критерию — традиционное удручающее отставание.

Украина хорошо помнит Иловайск и Дебальцево. Как утверждают многие военные специалисты, главная проблема этих двух нелицеприятных историй как раз в управлении войсками, которое в современных сражениях становится фундаментальной основой армии и предвестником ее военного успеха или провала.

После провалов управления войсками в ходе военной кампании РФ в Грузии в России сделали ряд последовательных шагов. Уже в 2010 г. тогдашний начальник Генштаба Николай Макаров заявил, что ВС РФ будут готовиться к сетецентрическим боевым действиям.

По его словам, эта концепция предполагает рост боевой мощи ВС не за счет увеличения численности, а за счет повышения эффективности управления посредством создания единой информационной сети, соединяющей всех участников боевых действий в режиме реального времени.

Все информационные потоки автоматизированных систем управления войсками (АСУВ) РФ ныне концентрируются в ставке верховного главнокомандования.

Более пяти лет тому в РФ создали Национальный центр управления обороной, который стал своеобразным ядром автоматизированного управления.

Готовясь к войне, в РФ стали особенно тщательно подходить к задачам создания единого информационного поля на всем театре военных действий. Развивая и интегрируя новые АСУВ, которые позволяют в разы сократить время принятия решений.

Обкатка этих комплексов проходила во время многочисленных учений с 2015 г., а также в ходе войны в Сирии.

Показательно, что Минобороны РФ до конца ноября 2020 г. планирует завершить закупку 32 мобильных АСУВ «Акация-М» на сумму 20,13 млрд руб.

Известно, что с 2019 г. ВДВ РФ стали получать модернизированные танки Т-72Б3, оснащенные терминалами АСУ «Андромеда».

Теперь каждый танк встроен в единую информационную сеть и может передавать информацию о целях и своем состоянии командованию. Эксперты уже отметили, что это повысило не только эффективность применения такой техники, но и автономность полков и бригад ВДВ.

Командир подразделения может ставить задачу в онлайн-режиме, просто отметив точку на электронной карте. Подчиненный увидит на своем терминале направление движения и данные о целях, переданные от разведподразделений.

Система сама выполнит расчеты координат с учетом поправок на погодные условия. «Андромеда» охватывает разные силы десанта, что позволяет оперативно передать данные о противнике, в том числе артиллерии, которая получит координаты в готовом виде.

В РФ намерены развить части и соединения ВДВ до автономных единиц с расширенным кругом задач. Для этого ВДВ оснащают собственной авиацией, артиллерией и танковыми подразделениями.

Можно добавить, что все элементы управления войсками РФ уже испытаны во время войны в Сирии.

Конечно, не стоит думать, что в ВС РФ все проходит гладко. Ком проблем там заметно вырос за последний год.

Осторожно заморожены проекты, которые некогда с помпой подавались народу и мировому сообществу, включая «суперсамолет» Су-57 и «непревзойденный танк» «Армата».

Но АСУВ остается неоспоримым приоритетом.

Как Украина готовится к отражению

Разговор об автоматизации управления ВСУ следует начать с того, что потребности для гособоронзаказа формирует Генеральный штаб ВСУ, а с весны 2020 г. ключевую роль в этом процессе играет Главнокомандующий.

А исполнителем воли военного руководства является уже Минобороны.

Нельзя не упомянуть и довольно негативную практику, сложившуюся в течение последних лет в области развития и закупок вооружений. А именно: нередко происходит «внезапное перераспределение» денежных ресурсов, уже зарезервированных на те или иные задачи.

Особенно часто это касается новых, высокотехнологичных направлений, неудачных внедрений которых крайне опасаются в Генштабе. Да и возни с ними куда больше, чем с «понятными закупками», например, той же бронетехники.

В 2014 году об управлении войсками можно было говорить лишь условно, а армии катастрофически не хватало даже обычных радиостанций.

Выравнивать ситуацию взялись IТ-волонтеры. Появились цифровые карты от группы «Армия SOS», разработки специализированного софта, например, программное решение для автоматизации работы артиллерии «Крапива» — фактически военный планшет, совмещенный через Wi-Fi с Motorola.

Но в свое время и такие решения помогали армии выживать и противостоять российскому напору. Похожее решение было реализовано в волонтерской работе «Дельта».

Разумеется, спорадические усилия, при всей их эпизодической эффективности, не могли претендовать на формирование системы управления вооружениями и войсками.

Хотя есть уникальные свидетельства. Скажем, офицер управления автоматизации ВСУ Юрий Радченко сообщил СМИ, что до появления таких простых софтверных решений получения координат ответ на огневую провокацию оформлялся десятки минут. Отсюда удручающие потери. А после того, как те же артиллеристы начали использовать элементарные программы, автоматизируя расчеты, реакция на ответный выстрел составляла уже порядка 40 секунд.

«Военная информатизация сохраняет жизни людей», — подчеркивал военный, усиливая актуальность перехода от реализованных кустарных решений к формированию современной системы управления.

Но даже в 2020-м году решения после получения разведывательной информации, например, от беспилотников, обрабатываются часами вместо внедрения онлайн-системы обработки и передачи данных.

Другими словами, до единого информационного поля боевых действий ВСУ еще очень далеко.

Но ряд опытно-конструкторских работ в области автоматизации управления ВСУ был открыт. Да и выхода иного в этой сфере нет: если средства связи еще можно импортировать, то продавать АСУ в мире не принято.

Уже в ноябре 2019 г. Генштаб продемонстрировал депутатам профильного комитета Рады и Совбезу готовность некоторых элементов Единой АСУ ВСУ, построенных по принципам натовской концепции. Это АСУ Центра оперативного управления («Дзвін-АС»), АСУ боевого управления ВС ВСУ «Ореанда ПС» и АСУ тактического звена управления («Простір»).

Указанные АСУ тестировались в ходе четырех учений и показали, что скорость принятия решений уменьшается до считанных секунд.

Тогда, в ноябре 2019 года, заместитель начальника Генштаба генерал-лейтенант Родион Тимошенко достаточно четко оценил перспективы АСУ: «… все элементы в рамках создания системы автоматизации ВСУ замкнуты, а в январе-феврале 2020 года вполне возможно внедрение новых систем в эксплуатацию».

Планировалось, что в 2020 г. ВСУ реализуют возможность принять на вооружение ЕАСУ — единую автоматизированную систему управления, и сделают существенный шаг к цифровой армии, о которой немало говорили в 2019 году.

В течение 2020 г. планировалось ввести в эксплуатацию 12 новых объектов ЕАСУ ВСУ, что, по оценкам специалистов, должно обойтись в сумму не больше 1 млрд грн.

Но, увы, планы все еще не реализовываются. По всему фронту автоматизации пока идут лишь те работы, что были заказаны в 2019 г. и своевременно не оплачены предшествующим руководством Минобороны.

О продолжении и активизации этого направления — пока молчок. Генштаб, похоже, сомневается в приоритетности высокотехнологичных работ, традиционно делая ставки на «железо», закупки которого легко объяснимы.

2020-й год пока не содержит намеков на прорывные достижения в области управления войсками и ВСУ в целом. Генштаб, формируя потребности, не спланировал практически ничего, что выходит за рамки ликвидации «хвостов» 2019-го.

Ресурсы на развитие автоматизации управления войсками практически не предусмотрены.

К слову, и по связи все выглядит жиденько: решив закупать американские средства связи Harris, Генштаб запросил их приблизительно на два батальона. Это темпы, при которых армия будет переоснащаться в течение двух десятков лет, не менее.

Но есть еще более удручающая информация. Например, о том, что закупленные в Израиле средства связи Elbit Systems (по требованию украинской стороны израильтяне оснастили ими одну бригаду) не используются — как утверждают источники в армии, «из-за технической сложности».

Не менее трагикомично выглядит история и с турецкими средствами связи компании Aselsan, которых в подразделениях ВСУ избегают и даже поговаривают об отказе от них из-за якобы перебоев, в частности на бронеобъектах.

Тогда как на поверку оказывается, что проблемы со связью возникают из-за старых шлемофонов, устаревшей советской проводки и древних датчиков. Такие нюансы как минимум настораживают.

Особенно если учесть, что в Белой книге (2018) в разделе «Усовершенствование системы управления ВС» четко указаны главные усилия на будущее: «развитие автоматизации военного управления» и «переоснащение мобильной и стационарной компоненты системы связи на цифровую платформу».

Даже беглый невооруженный взгляд на системы управления де-факто противодействующих сторон говорит не в пользу Украины.

На этапе войны и противостояния России военное руководство Украины исповедовало консервативный подход, строя в 2014–2020 годах по сути «маленькую советскую армию».

Ныне руководству Украины есть смысл кардинально пересмотреть подходы к автоматизации процессов оперативного (боевого) управления в ВСУ, что может на 30–40% повысить эффективность применения сил и средств армии.

Более того, Украина как IT-государство, способна за два-три года совершить скачок, на который у других стран в области автоматизации управления войсками ушло 15–20 лет.

Share