«Я никому Украину не отдам»: «Ведьма» и «Деда» теперь в небесном воинстве. Они умели любить и воевать за Родину умели

«Сынок, я никому Украину не отдам»: что известно об убитых на Донбассе «Ведьме» и «Деде»

Еще утром, 2 апреля, пулеметчица отдельной штурмовой бригады «Донбасс» Яна Червоная постила селфи, как она собирается сажать редиску вдоль окопов. А боец Александр Милютин приготовил борщ своим побратимам и ждал их с ночной.

Но в обед вражеская мина попала прямо в блиндаж, где находились Яна и Александр.

Телефоны военных разрывались от звонков, никто не брал трубку, ребята откапывали то, что осталось от блиндажа, пытаясь вытащить тела товарищей.

Яны Червоной остались двое детей – сын и дочь, у Александра – дочь.

О Яне и Александре рассказал OBOZREVATEL.

Яна, с позывным «Ведьма», на войну попала осенью 2016 года. После двух лет волонтерства в батальоне «Айдар» она решила, что нужно идти воевать

«У нее было много причин пойти в армию. Сначала она поняла, что волонтерство уже себя исчерпало. А когда в очередной раз приехала с передачками на фронт, один из бойцов ей сказал, что вам волонтерам хорошо, вы приехали, день тут побыли и уехали. А мы тут изо дня в день воюем.

Это ее задело. И она решила попробовать помочь по-другому, пойти в армию», – вспоминает в беседе с OBOZREVATEL Евгения Подобная, которая написала книгу «Девчата срезают косы», одна глава посвящена именно «Ведьме».

Яна хотела пойти в родной «Айдар», но там ей предлагали «женские» должности. В результате вместе с подругой она отправилась в 54-ю бригаду и стала пулеметчицей.

«Говорят, она была талантливой пулеметчицей, у нее это хорошо получалось. Хотя некоторые сейчас пытаются сказать, что она сидела в штабе, на рациях – принимала сообщения.

Это не так. Она была на передовой, сидела в окопах. У нее были сложные точки, Светлодарская дуга, это очень плохое место, где просто поле и ты всегда на виду. Они постоянно находились под обстрелами», – говорит Подобная.

Все, кто знали Яну, в один голос говорят – она была очень прямолинейная.

«У Яны такая черта характера – она очень пряма в своих убеждениях и всегда шла до конца. У них была проблема с первым командованием 54-й, они заявили, что не будут слушаться и объявили голодовку. Яна была среди них.

Если она решила, то она так и делала, если она решила, что будет пулеметчицей, то она ею и стала, если захотела воевать на передовой – то воевала», – рассказывает Евгения Подобная.

Но свою личную жизнь Яна держала под замком. Она очень любила своих детей, каждый день по телефону делала с ними уроки.

«Она, конечно, переживала и корила себя за то, что она не с ними, что она далеко от них. Ее супруг был в Харькове с детьми, но о нем она ничего не рассказывала, это было личное. Но он ее очень поддерживал», – говорит Подобная.

В декабре 2016 года у Яны в роте погибло сразу несколько товарищей, в том числе и ротный. Она тяжело переживала эту потерю, на ней лица не было. Тогда муж приехал на передовую, чтобы поддержать ее.

До Майдана Яна никогда не была «ура-патриотом», она понимала, что она украинка, но трепета особого не испытывала. Все изменили события Майдана и война. Как вспоминает Подобная, тогда Яна начала разговаривать со своими детьми по-украински, купила им вышиванки. Пришло такое осознание.

Еще Яна умела ладить с местными жителями. «Она всегда была спокойной, пыталась с ними разговаривать, выслушивать их, аргументировала. И люди ее любили за это», – говорит Евгения.

Журналист одного из телеканалов Настя Федчак рассказала OBOZREVATEL, что ей удалось пообщаться с Червоной два раза. Но запомнила она ее на всю жизнь.

«Первый раз мы встретились с ней на блокпосту в селе Луганское, был февраль 2017 года. Там стояла моя знакомая Галина, я остановилась, чтобы поговорить с ней и познакомилась с Яной Червоной. Она мне рассказала, что сама из Харькова, дома у нее есть сын и дочь, муж занимается делами, у них там был небольшой бизнес, видимо.

И я смотрю, она стоит в балаклаве, а ресницы густо накрашены тушью, и глаза подведены. Красотка такая! Спрашиваю, а тебе не тяжело тут, бытовые трудности все-таки. Она отвечает, что нет, ее это не пугает. Но главное, чтобы была тушь и подводка, без этого она никак», – вспоминает Настя.

Червоная рассказывала, что даже в отпуске в Харькове не смогла поменять военную форму на гражданскую. Переоделась на один день, а потом снова в форме. Говорила, привыкла.

«Хотя Яна была русскоязычной, со мной она говорила по-украински, причем очень красиво, она еще по-особому выговаривала букву «р». Рассказывала, как сын ее спросил: «Мама, а ты ведь Украину не отдашь?», и она ответила: «Нет, сынок, конечно, не отдам», – говорит Настя Федчак.

Второй раз Насте удалось увидеться с Яной буквально год назад, в апреле. Случайно, проезжая мимо, они увидели ее.

«Она вышла в футболке, военных штанах и розовых тапочках. Была немного заспанной и без макияжа. Пригласила на обратном пути заехать на кофе. Через час она нас встретила уже накрашенной. Сделала кофе.

Она жила в каком-то сарайчике, но там внутри все было аккуратно прибрано, заправлена кровать, а во второй комнатке стояли продукты и картонная коробка с пасками. Она еще ругалась, что волонтеры на пятом году войны все везут и везут еду, когда в армии уж с питанием все нормально. Говорит, как тут похудеть в армии, я уже поправилась, не знаю, что с этим делать. Все время шутила», – подчеркнула Настя.

Незадолго до гибели у Яны Червоной был конфликт с Нацдружинами. После первого тура голосования за президента она сфотографировалась с листком, на котором написала: «Нацдружины, Нацкорпус, вам не стыдно прятаться за моей спиной?». После этого на нее обрушились потоки ругани. Ее начали обвинять в том, что якобы она в боях не участвует.

«Со стороны Нацдружин это было некрасиво», – считает Настя.

«Она не была моей подругой, но это был очень яркий человек, это как звезда, которая вспыхнула в твоей жизни и исчезла. Когда стали появляться сообщения, что погибла женщина, я подумать не могла, что это Яна. Потом появилось имя. Позвонила ее подруге, она подтвердила, сказала, что сейчас бойцы пытаются откопать их тела. Она плакала, и я поняла, что надежды нет, потому что женщины войны не плачут просто так.

Я думала, что когда закончится война, я поеду в гости в Харьков и встречусь там с Яной, которая будет воспитывать своих детей. Она будет язвить насчет мужчин. Мне так и хочется сказать, Ян, о чем ты, черт, думала, когда погибала, это так на тебя не похоже. Ведь «Ведьма» не может погибнуть», – сдерживая слезы, говорит Настя.

Вместе с Яной погиб и еще один боец, Александр Милютин — «Деда». «Был двухчасовой бой, с той стороны стреляли минами 152 калибра. И прямым попаданием накрыло блиндаж. Мы долго пытались откопать «Ведьму» и «Деду», но уже понимали, что они погибли», – рассказал OBOZREVATEL их побратим Николай с позывным «Бугай».

«Деду» вспоминают как очень хорошего мужика. До войны он жил в Бахмуте, на фронт пришел добровольно, осенью у него закончился контракт и он продлил еще на год.

«В Бахмуте он работал в СИЗО. А потом пошел воевать, потому что он украинец», – подчеркнул «Бугай».

В «Донбассе» Александр был отменным поваром. «Это да, у него шикарно получалось! Я всегда ему говорил, что когда закончится война, я буду директором, а ты поваром, и мы с тобой будем ездить и кормить людей. А видите, как получилось», – с грустью говорит «Бугай».

Сослуживица Яны и Александра — медик Оксана Владимировна также призналась OBOZREVATEL: «Деда» и «Ведьма» – это рана в моем сердце. Мы все из старого состава, боевое братство – это мы».

«Когда мы были на полигоне, «Деда» всегда был примерным слушателем и учеником, хотя он опытный воин. А после занятий всегда умудрялся приносить собранные грибы. И мы знали, что на ужин он приготовит какую-нибудь вкусняшку. А вот храпел он тааак! Что соседи не могли уснуть.

Он был чистый и светлый человек, никому никогда гадости не делал», – рассказывает медик Оксана Владимировна.

Еще одна сослуживица «Деды» Татьяна Чудновец рассказала: «Накануне пришли посылки с подарками, так «Деда» с самого дна достал детские рисунки. Он сказал тогда, что это самое главное в посылке.

Он вообще никогда ни от какой работы не отказывался, ни боевые дежурства, ни хозяйственные работы. Был оптимист и с большим чувством юмора».

Год назад в «Донбассе» погиб старший сержант роты с позывным «Кузнец» Сергей Перепелица. Деда как раз хотел на годовщину сделать для него видеоролик. Так и не успел.

А Яна в последние дни вокруг окопов устроила грядки, хотела посадить там редиску. На одном из последних фото она как раз показывает свой огородик.

«Я небольшую грядку сделала, она увидела и загорелась этим. Сделала грядки прямо по краям окопов. Приходила к побратиму «Шахтеру», спрашивала у него, замачивать ли семена, говорила, что никогда в жизни ничего не сеяла», – вспоминает Татьяна Чудновец.

 

Share