На «полюсе холода» за полярным кругом — +38! Начали разрушаться построенные в вечной мерзлоте города, оживают «похороненные» древние вирусы

В Верхоянске +38°C. Что происходит в Заполярье и чем это грозит.

Небольшой сибирский город Верхоянск, расположенный за полярным кругом, известен как одно из самых холодных обитаемых мест на планете.

За звание Полюса холода с ним мог бы поспорить разве что поселок Оймякон или гренландский Нортайс.

В 1892 году температура воздуха в Верхоянске понижалась до -67,7°C. А в прошлую субботу этот якутский город мог уже побороться за звание Полюса тепла: температура подскочила до невиданных здесь 38°C, пишет российская пресса.

Этот рекорд еще предстоит подтвердить, но в любом случае июньская температура для этого сибирского города с населением в тысячу с небольшим человек почти на 20 градусов превышает норму.

Можно было бы предположить, что это — единичный случай, но в начале июня в других частях Сибири уже отмечали 30-градусную жару, а в мае в поселке Хатанга Красноярского края — тоже, между прочим, за полярным кругом — было зарегистрирован новый рекорд: +25,4°C.

«Мы видим, как год за годом ставятся новые температурные рекорды, но Арктика теплеет быстрее всех, — говорит доцент Бристольского университета доктор Дэнн Митчелл. — Так что нет ничего удивительного, что в этом регионе установлен новый рекорд.

В ближайшее время мы еще не раз будем наблюдать нечто подобное».

Деградация вечной мерзлоты: чем она грозит северным городам и предприятиям

По данным Службы по контролю за изменением климата (C3S) программы «Коперник», в мае 2020 года средняя температура на Аляске, во многих регионах Европы, Северной и Южной Америки, в Африке и даже Антарктике была на 0,63°C выше показателей за период с 1981 по 2010 год.

По словам специалистов, самое неожиданное потепление происходит прямо сейчас в Западной Сибири, причем эта тенденция наметилась уже несколько месяцев назад.

«По настоящему крупная аномалия началась в январе, и с тех пор она стабильно сохраняется», — поясняет старший научный сотрудник C3S Фрейя Вамборг.

Такая аномальная жара в Сибири и на Аляске не может не вызывать тревогу в тех регионах, где в прошлом году отмечались сильные пожары, и как предупреждает служба «Коперник», там могут сохраняться скрытые подземные очаги, так называемые «зомби-пожары», которые в любой момент могут вырваться на поверхность.

По данным C3S, на Оби и Енисее в этом году рекордно рано вскрылся лед. Между мартом и маем средние температуры на большем пространстве Арктики также превышали средние показатели, и лишь на севере Канады весна была холоднее обычного.

И хотя в некоторых странах Европы, а также в Австралии, Южной Азии и на востоке США средние температуры мая были ниже нормы, в целом с 2002 года наблюдается устойчивый рост средних температур, а последние десять и пять лет они били рекорды.

В Арктике среднегодовая температура повысилась по сравнению с серединой XIX века на два градуса, это в два раза больше, чем в среднем по планете.

При этом специалисты указывают на растущую опасность выброса в атмосферу двуокиси углерода при таянии вечной мерзлоты.

По их подсчетам, в канадской и российской тайге связано до полутора триллионов тонн углекислого газа, это в 40 раз больше общемирового годового выброса этого газа в атмосферу.

С оттаиванием льдов и вечной мерзлоты пробуждаются древние вирусы. О такой гипотезе рассказал кандидат биологических наук, заведующий лабораторией экологии вирусов НИЦ фундаментальной и трансляционной медицины Кирилл Шаршов.

Ученый таким образом ответил на вопрос о влиянии изменения климата на мутацию вирусов. По словам Шаршова, сам климат как таковой на вирус не влияет, однако может сказаться на миграции, образе жизни и питании его хозяев.

Биолог рассказал, что предотвратить появление опасных возбудителей заболеваний невозможно, однако есть вероятность снизить риски — правильно применять препараты и проходить вакцинацию.

В вечной мерзлоте застыли вирусы, которым может быть как 30-50 тысяч лет, так и всего одно-два столетия, например, сибирская язва или чума.

И когда грунт начинает подтаивать, есть вероятность, что они вырвутся наружу.

Надо ли бояться микроорганизмов из вечной мерзлоты?

Научные журналы то и дело сообщают о том, как повлияло на живые организмы таяние вечной мерзлоты и льдов Северного Ледовитого океана.

Например, в 2014 году российские и французские учёные обнаружили на Колыме в вечной мерзлоте, которой больше 30 тысяч лет, гигантский вирус Pithovirus sibericum, сопоставимый по размеру с бактериями.

Он оказался жизнеспособным, но опасности для человека не представляет, так как паразитирует только на амёбах, говорится в статье учёных в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Но даже если из-за таяния вечной мерзлоты часть грунта с вирусом вдруг попадёт в окружающую среду, и вирус выйдет на охоту, это не повлияет на всю экосистему, подчёркивает Николай Осокин. Конкретные амёбы, которым страшен вирус, составляют сотые процента от всей экосистемы, и даже полное исчезновение одного звена не изменит общую картину.

И самое главное — всему тому, что находится в вечной мерзлоте и начало оттаивать, не больше 30-50 тысяч лет, а тогда состав растительности, животного мира и других живых организмов был достаточно близок к современному, отметил учёный.

«Если высшие организмы не вымерли из-за этих бактерий и вирусов тогда, не вымрут и сейчас. Да, возможно, будет какое-то очаговое заболевание, которое известно уже сейчас, но невозможен такой сценарий, что микроорганизмы, которые заморозились, сейчас появятся и полностью уничтожат всё живое вокруг», — констатировал он.

Ещё одно исследование на эту тему вышло в ноябре прошлого года. Оно разошлось в СМИ под заголовками вроде «таяние льдов вызвало распространение «чумы» среди тюленей».

Речь идёт о том, что уже не первый год наблюдают вспышки опасного заболевания, которое вызывает вирус PDV (иначе — «вирус морских свинок). Причём сначала оно поразило тысячи морских тюленей в Арктике, а потом распространилось среди морских выдр на Аляске.

Учёные полагают, что такой разброс может быть связан с глобальным потеплением — льды тают, животные мигрируют и разносят заразу.

Действительно ли есть прямая связь между таянием льдов и эпидемиями, ещё собираются разобраться.

«Нужно срочно понять, как именно распространяется чума тюленей, и выяснить, какие другие виды животных могут быть затронуты этой инфекцией», — заявила одна из авторов работы, эколог из Калифорнийского университета в Дэвисе Элизабет ван Вормер.

Исследование опубликовано в журнале Scientific Reports.

Что касается человечества, за себя ему стоит переживать по другому поводу, считает Николай Осокин. «30-50 тысяч лет назад — это скорее интересная экзотика. А опасность могут представлять вирусы, которые мы сами когда-то закопали», — сказал он.

Когда были вспышки эпидемий в северных районах, останки животных закапывали, и оттаивание скотомогильников представляет опасность. Болезни, например, чума, могут вскрыться сейчас, когда идёт оттаивание именно верхних слоёв грунта.

Например, в 2016 году на Ямале вспыхнула сибирская язва. Это связывают с тем, что из-за аномальной жары подтаял скотомогильник, и зараза смогла вырваться наружу.

«Когда были вспышки эпидемий в северных районах, останки животных закапывали, и оттаивание скотомогильников представляет опасность.

Болезни, например, чума, могут вскрыться сейчас, когда идёт оттаивание именно верхних слоёв грунта», — рассказал он.

Таяние может преподнести и другие сюрпризы — например, в северных районах начинает ходить фундамент зданий.

Когда толщина сезонного активного слоя была одинаковой — летом метр земли оттаял, зимой он же замёрз, — строениям в Арктике ничего не угрожало. Теперь же некоторые дома на Колыме, Ямале, Камчатке, в других районах начинают трескаться и грозят разрушиться.

«Например, раньше протаивание в конкретном месте было один метр, и фундамент заглубляли немного больше, допустим, на два метра. А сейчас, если сезонное протаивание стало усиливаться и составило те же два метра, фундамент в летнее время попадает в такие условия, что грунт его не держит и начинает плыть», — пояснил замдиректора Института географии.

Дело в том, что ранее дома строились по нормативам, которые существовали 50 лет назад. А тогда считалось, что мерзлота останется с нами навсегда.

Что ещё ждать ото льдов?

Тают не только берега — также сокращаются площади ледников на островах Северного Ледовитого океана. В результате географов и мореплавателей постоянно ждут сюрпризы.

Например, в Арктике исчезают и появляются в других местах целые острова.

Последний раз к западу от острова Северный в районе ледника Вылки открыли пять новых островов в августе прошлого года.

Больше в морях Северного Ледовитого океана стало и айсбергов, которые откалываются от ледников. А это льдины размером в сотни тысяч квадратных метров и весом в сотни тысяч тонн. И если корабли благодаря системам наблюдения и маневренности ещё могут от них уйти, то нефтяные платформы никуда деться не могут, и это становится большой проблемой.

Картина береговой линии и рельефа дна тоже постоянно меняется, рассказал Осокин.

«Раньше мы проплывали рядом с ледником, который выдавался в море, и знали точно, что там глубина 100 метров, а сейчас он отступил на километр, практически на краю острова уже, и рядом с ним всего три-четыре метра. А ошибки быть не должно, это очень опасно», — отметил он.

Разрушаются понемногу и берега по кромке Северного Ледовитого океана. В их мёрзлом грунте большое количество льда, и когда он выходит на поверхность и тает, порода начинает обламываться, и берег отступает.

Share