Жванецкий таки выступил в Одесском оперном: «Он никогда ничего плохого не говорил об Украине», оправдывают его. Может потому, что Украины для него просто не существует?

Обозреватель «Без Табу» Василий Бондаренко, поделился мнением об украинском туре престарелого и несомненно культового артиста из прошлой эпохи.

К сожалению, Михаил Жванецкий не поменялся.

Что ни говорите, а статус Сергея Стерненко заставляет с тобой так или иначе считаться. Вот предложил ты уважаемому во всех смыслах человеку почтенного возраста не проводить концерты в Украине после получения очередной награды в России, так тебя сразу все услышали.

Оппозиционные депутаты (и кто посинее, и кто поголубее), видные деятели культуры и, разумеется, сам городской голова Одессы пообещали не допустить никаких провокационных стерненковских митингов.

Не известно, насколько вообще могли быть убедительны гарантии мэра, через день бегающего на суды по делу обвинения НАБУ, но именно Геннадий Труханов должен был стать той скалой, о которую бы разбились «волны одесского радикализма».

Концерт Михаила Жванецкого в Оперном театре прошел с беспрецедентными мерами безопасности.

Как будто бы сам президент или премьер давали бенефис на сцене Оперного. На «защиту» Михаила Жванецкого пришли и нардепы, и вся южноукраинская богема. Проще говоря, все те, кто смог позволить себе несколько тысяч гривен за билет в первых рядах.

Как и ожидалось, никаких «фашистов» перед Оперным замечено не было. Хотя, Жванецкий и его семья побаивались. Но сориентировались и… «доверились делам».

Труханову впору спокойно проведенный концерт записывать себе в предвыборную программу. Обещал – выполнил.

Ну, а что же наш одесский дедушка, который в Одессе-то и бывает два раза в год?

«Он ничего плохого про Украину не говорил», — оправдывают получение путинской побрякушки Жванецким лояльные к нему граждане. Даже фраза самого писателя в эфире одного из федеральных каналов в ответ на наезд Стерненко («Моя страна – это Одесса») тоже может трактоваться как «ничего плохого об Украине».

Но проблема в том, что в реалиях 2019 года не иметь никакой позиции столь солидному и публичному лицу, каким несомненно является Жванецкий, просто непозволительно.

Да, в 85 лет человек уже не сможет измениться психологически, морально, нравственно. Возможно, он имеет право отмалчиваться. Но что это? Боязнь московского режима? Если он откроет рот, то его вышвырнут из «зомбоящика», лишат квартиры, орденов, льгот?

Конечно, никакой травли ветерана не будет. В крайнем случае Киселев/Соловьев/Скабеева спишут на возраст, скажут, что не разобрался в политике, став защищать родину свою.

Но Михал Михалыч никого не защищает. Для него нет ни погибших за годы российской агрессии уроженцев Одесской области. Не в его мире захваченные и помещенные в российские тюрьмы моряки. А ведь и среди них одесситы.

Всего этого нет в мире ветеранистого юмориста. Ни слов поддержки, ни публичного осуждения со сцены.

В этом смысле он чем-то напоминает Юрия Бойко. Который непонятно кем уполномоченный поехал к врагу и вместо того, чтобы задавать неудобные вопросы российскому премьеру о территориальном и военном конфликтах, о Крыме и Донбассе, о таком любимом оппозционерами «мире», начал рассказывать, как тяжело всем живется с высокими тарифами, что надо уменьшать цену на газ.

Это топ-тема? Серьезно? Но если Бойко после этого финта ушами адекватная часть тех же соцсетей смешала с помоями, то заслуженному Жванецкому все это молчание простили.

Вот и вся разница. Возраст мы уважаем.

 

Share